Пролог Глава 01 Глава 02 Глава 03 Глава 04 Глава 05 Глава 06 Глава 07 Глава 08 Глава 09 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 23 Глава 24 Глава 25 Глава 26 Глава 27 Глава 28 Глава 29 Глава 30 Эпилог

Далеко в Туманных горах. Глава 4

  
  Берестянка проснулась оттого, что большая холодная капля звучно щелкнула её по носу. Конечно же, нос Берестянки не был той преградой, которая не помешала капле течь своей дорогой. И, само собой разумеется, эта противная капля разбилась на тысячи колючих ледяных брызг, осыпавших щеки Берестянки мелким дождичком.
  Берестянка испуганно открыла глаза, и во время - другая огромная каплища уже нависла над её носом, угрожая в любой момент сорваться с влажного берёзового листа.
  Берестянка поспешно вскочила на ноги и выбралась на край старого гнезда, которое два года назад бросила иволга, и в котором нашла себе приют маленькая древесная фея. Едва она успела это сделать, как сразу сотни капель дружно посыпались с листьев, совершенно вымочив её постель.
   "Ну вот, - огорчённо подумала Берестянка, - опять надо собирать сухую подстилку. Или всё же сделать крышу над гнездом? Теперь уже настоящее лето, и всё время будут выпадать эти ужасные росы. У меня каждое утро совершенно мокрые волосы, их так трудно расчёсывать. А кстати, раз уж я всё равно встала, надо бы причесаться".
  С этой мыслью она осторожно спустилась в гнездо и принялась разыскивать расческу в ворохе душистой травы, заменявшей ей простыни и одеяла.
  - Доброе утро, сестрица! - прозвенел в синей вышине звонкий голос.
  Берестянка подняла голову. Высоко-высоко, на ветках огромной исландской сосны весело раскачивалась Соснянка. Босые ножки древесной феи так и мелькали взад вперёд, а сама она больше всего походила на молодую сосновую ветку - колючие тёмно-зелёные волосы, коротенькое платье из хвоинок.
   "Счастливые эти сосновые и еловые феи, - грустно вздохнула Берестянка, - как им просто обходиться с прической". И она вновь углубилась в поиски своей расчески.
  Тут надо сказать, что древесные феи вовсе не такие уж страшно занятые существа, какое пыталась изображать из себя Берестянка. Они, пожалуй, даже ещё большие болтушки и хохотушки, чем русалочки. А больше всего древесные феи любят раскачиваться на ветках своего дерева, словно на огромных качелях, да так, чтобы их длинные волосы развевались по ветру, и все видели, какие они красавицы. Всё остальное время они очень тщательно расчёсывают свои волосы и беспечно болтают со своими соседками или дразнят больших рыжих муравьёв.
  Но в это утро маленькая берёзовая фея - Берестянка - выглядела очень серьёзной. Непонятно, с чего бы - то ли её рассердили холодные капли, то ли она просто не выспалась - только Берестянке страшно захотелось поважничать. Поэтому она сделала вид, что не замечает своих подружек, и ужасно увлечена работой. Временами она даже нарочно начинала ворчать в слух, как старая Бабушка Болотница, которая с незапамятных времён жила под корягой в излучине реки.
  - И куда только подевалась эта расчёска, - нарочито строго бормотала Берестянка себе под нос, - Просто ума не приложу, куда же я могла её засунуть. Ведь не выросли же у неё ножки. (Именно так всегда говорила Бабушка Болотница, когда что-нибудь искала.)
  - Доброе утро, сестрица! - снова крикнула ей Соснянка.
  - Доброе утро, Берестяночка! - подхватила на другой исландской сосне добродушная Смолка.
  - Да что вы от неё хотите, она же известная задавака! - громко выкрикнул кто-то на соседнем дереве, и из густой листвы высунулось круглое лицо Сливинки. Блеснули похожие на изюминки глаза.
  Соснянка со Смолкой звонко засмеялись и унеслись на самые вершины своих сосен, шурша волосами иголочками. Там, в бездонной голубой вышине они теперь целый день будут раскачиваться на кронах гигантских лесных исполинов и слушать песни, которые распевает большой ветер с моря.
  Берестянка с грустью посмотрела им в след. Их сосны такие большие и такие красивые. А ей вот суждено прожить свою жизнь маленькой берёзовой феей, и никогда, никогда не услышать, как гудит разбойник ветер, теребя молодую листву, как выпевает он странные слова, от которых становится одновременно так хорошо и так тревожно на душе.
  Берестянка появилась на свет вместе со своей берёзкой. Всем известно, что у каждой древесной феи есть своё дерево. Она появляется, когда пробиваются к солнцу из земли первые робкие листочки. Но откуда берутся древесные феи, никто не знает, не знают этого и они сами.
  Берестянка помнила себя столько же, сколько и свою берёзку. Первые годы, когда берёзка была ещё совсем маленькая, фее приходилось спать рядом с ней в траве. Это было очень неудобно. Большие рыжие муравьи то и дело кусали её за ноги, а глупые воробьи норовили клюнуть, как какого-нибудь червяка. Но фея не огорчалась. В морозные ночи она даже прикрывала берёзку собой и рассказывала ей зелёные сказки. А в долгие снежные зимы они крепко спали, прижимаясь друг к другу, укрытые тёплым снежным одеялом и видели весенние сны.
  Потом берёзка подросла, и Берестянка уже могла спать в развилке между толстых веток. Но и это было не очень удобно. А потом на берёзке свила гнездо иволга, и древесная фея страшно обрадовалась. Тогда она ещё мечтала о том, как её берёзка вырастет большой, сильной. И можно будет попросить дятла выдолбить в ней дупло, и устроить там неплохую квартирку. А можно даже пригласить к себе какую-нибудь птичку (только не глупого воробья), и очень славно зажить с ней вдвоём в дупле.
  Но это было раньше, а теперь маленькой берёзовой фее хотелось совсем другого. Добрая иволга подарила ей своё гнездо, а берёзка стала ещё сильнее и выше, но Берестянка грустила. Забравшись на самые верхние веточки своего дерева, пыталась она увидеть, что творится вокруг. Но видны ей были только заросшая тиной и жёлтыми кубышками излучина реки, где под замшелой корягой проживала Бабушка Болотница, да холмы, покрытые густыми лесами, да еще сизые дымки, поднимавшиеся из-за ближайшего холма. Там, рассказывали ей Соснянка и Смолка (им-то хорошо было видно со своих сосен), лежит долина - удивительное место, где деревья растут не так, как им хочется, а как велят им обитатели долины. Ах, как хотелось Берестянке хоть одним глазком посмотреть на эту долину. Но она не могла оставить свою берёзку.
  - Задавака! Задавака! - прозвучало почти у неё над ухом, и лихой зелёный вихрь промчался перед глазами задумавшейся феи.
  Это толстушка Сливинка прокатилась прямо перед её лицом на длинной сливовой ветке. Берестянка недовольно фыркнула, но тут же урезонила себя: стоит ли обижаться на глупых девчонок? Сливинка была моложе её почти на четыре года. Фея выбралась на край гнезда и только тут заметила, что сжимает в руке расчёску.
   "Вот и хорошо", - подумала Берестянка, устраиваясь поудобнее и начиная расчёсывать волосы.
  Чудесный летний день плыл над холмами. Уже просохла роса, лучи солнца пронизывали кудрявую крону берёзки. Звенели на деревьях невидимые птицы, стрекотали кузнечики, гудели тяжёлые шмели. Тилли-чи, добрый дух лесных колокольчиков и фиалок, бродил внизу по густой траве и бренчал своей погремушкой, сделанной из старой раковины улитки. Голубые колокольчики весело кивали ему в ответ.
  Тяжело плюхая животом проковыляла старая жаба. Покосилась оранжевым глазом на Сливинку, лихо прыгавшую с ветки на ветку. Неодобрительно вздохнула: "Эх, молодежь!" Рассерженная Сливинка швырнула в нее незрелую сливу. Слива угодила по макушке Тили-Чи. Он упал, поднялся, испуганно оглядываясь, натянул поглубже на уши свою синюю шляпу-колокольчик и поспешно зашагал прочь.
  Берестянка так расстроилась, что даже перестала расчесывать волосы. Это надо же! Вот так запросто обидеть любимую жабу Бабушки Болотницы (даже аисты никогда не пытались ее схватить) и доброго Тили-Чи. Она поискала глазами задиру-Сливинку, чтобы задать ей хорошую трепку. Но хитрюга уже скрылась в густой листве своей сливы. И тут над головой Берестянки раздался знакомый хриплый голос.
  - Так вот, я и говорю, это - безобразие, Просто самое настоящее безобразие!
  Берестянка подняла голову Прямо над ней сидел воробей Пер, крикун и забияка, вечно кутавший шею в шерстяной клетчаты шарф.
  - Они вытоптали ирисную поляну, - сердито продолжал Пер, глядя круглым глазом на берестянку, - До смерти перепугали всех русалочек и разорили гнездо синей сойки.
  - О чем это вы, братец? - встревожено спросила древесная фея.
  - Как, сестрица, - воробей всплеснул крыльями и нетерпеливо запрыгал по ветке, - так вы, значит, ничего не слыхали? А между тем, это ужасно, просто ужасно! Представляете, огромная черная лодка заплыла сегодня в нашу реку. В ней приехали хулиганы, самые настоящие хулиганы! Они учинили жуткий погром!
  Пер беспокойно перепархивал с ветки на ветку и кричал, не переставая. Через пару минут Берестянке уже казалось, что целая стая вздорных горластых воробьев скачет по ее березке. Она зажала уши руками. Но Пер вдруг замолк на полуслове и, сорвавшись с ветки, скрылся в лесу.
  Берестянка вздохнула с облегчением.
  - Эй, сестра! - крикнула ей из своего укрытия Сливинка, - А у тебя желтый лист!
  Берестянка взобралась на край гнезда и с тревогой огляделась. Это ведь была ее березка, ее сестра и подружка, и если в начале лета появился на ее ветках желтый лист, значит - случилось что-то неладное.
  А желтый лист был на самом деле. Словно крохотный флажок, трепетал он на конце длинной тонкой ветки, и Берестянка пошла к нему.
  Она не слышала, как вдруг внезапно замолкли вокруг птицы, притих ветер. Не видела, как двое странных черных существ вышли из-за деревьев. И только ступив на желтый лист, ощутила березовая фея, как жалобно встрепенулась ее березка под первым ударом топора.
  Желтый лист оторвался от ветки и, кружа, понесся над землей. Тоненько и горестно закричала Сливинка. Слыхали ли пришельцы ее крик?
  Древесная фея появляется на свет вместе со своим деревом. Вместе с ним она растет, встречает теплые весны и делит суровые зимы. Никто не знает, откуда берутся древесные феи, они и сами этого не знают. Не так ли странно было бы спросить - откуда взялись домовые и гномы, русалки и болотницы, малявки и тролли?
  Древесная фея появляется на свет вместе со своим деревом. Вместе с ним она умирает.
  Одинокий желтый листок лежал на траве. На нем уже никого не было.
  Гулко дрожала земля под ногами пришельцев. И, словно шелест ветра, несся по холмам от дерева к дереву тревожный призыв: "Беда! Враги! Беда! Не спи!"