Пролог Глава 01 Глава 02 Глава 03 Глава 04 Глава 05 Глава 06 Глава 07 Глава 08 Глава 09 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 23 Глава 24 Глава 25 Глава 26 Глава 27 Глава 28 Глава 29 Глава 30 Эпилог

Далеко в Туманных горах. Глава 25

  
  В лагере таргитов и ниелунтов Мирмике было скучно. Сначала она, правда, пыталась рьяно исполнять свои обязанности разведчицы и старательно кралась по коридорам среди ниелунтов, пытаясь подслушать, о чём они говорят, или что-нибудь стащить. Ведь когда они с Зу-малявкой "были разведчиками" в доме дядюшки Укконена (что это был именно его дом, Мирмика, конечно, не знала), то убежали оттуда, унеся с собой целый рюкзак продуктов, и теперь Мирмика считала добычу трофеев священной обязанностью разведчика.
  Но вскоре она убедилась, что гоняться за ней никто не собирается, что стащить у ниелунтов просто нечего, а если они о чём и говорят, то только о том, как бы с кого "снять шкуру" или славят Батазона Мудрого.
  Временами они, правда, ещё устраивали драки, и тогда начинали кричать и вопить, словно их резали на кусочки, но разобрать в этих воплях хоть одно членораздельное слово ей не удавалось.
  Её не замечали, на неё не обращали внимания. Она могла совершенно беспрепятственно бродить по любым коридорам и заглядывать в любые пещеры, её никто не останавливал. Случалось, правда, что чем-нибудь обозлённые ниелунты начинали её щипать или грозили "оторвать уши", но тут же забывали о своих угрозах. В лагере царило уныние, и она здесь была абсолютно никому не нужна. Конечно, всё это было очень хорошо и удобно для разведчика, но Мирмике было ужасно обидно. Ей так хотелось выполнить хоть одно из данных ей наставлений и попробовать что-нибудь запомнить. Ей ведь до сих пор не случалось заниматься таким серьёзным делом.
  Однажды она сунулась в пещёру, в которой пятеро таргитов о чём-то оживлённо шушукались, глотая свой обычный завтрак из горячих углей. Батазон сидел на огромной подушке и поочерёдно поводил ушами в сторону то одного, то другого из своих сатрапов. Увидев Мирмику, он закричал:
  - Кто такая! Подслушивают! Убрать!
  - Не беспокойтесь, о Мудрый, - лениво проговорил стоявший на страже ниелунт. - Это Мирмика, она глупа, как пробка. Они все такие.
  Ну не обидно ли? Мирмика едва не отвесила ему здоровую оплеуху, но сдержалась. Временами она удивлялась сама себе, такой осмотрительной она стала в последнее время. Она даже научилась задумываться над тем, что делает, и часто спрашивала себя: "А не повредит ли это моим друзьям?" Но ни навредить им, ни помочь ей пока не удавалось.
  Она даже начала подумывать, не уйти ли ей, и возможно, случись всё это немного раньше, она бы так и сделала, но сейчас, когда рядом с ней вдруг поселилось такое упрямое и беспокойное слово "надо", Мирмика по-прежнему продолжала жить среди ниелунтов, терпеливо снося их злобные выходки.
  И всё же пришёл час, когда необычные события начали сыпаться на неё одно за другим.
  Сначала ей удалось услышать очень странный разговор двух ниелунтов. Ничего существенного, правда, они друг другу не сказали, но разговор этот так отличался от их обычных склок из-за еды или тёплого уголка, что Мирмика невольно его запомнила.
  - Сам не понимаю, что со мной случилось, - говорил один ниелунт, одетый в пёструю шапочку, другому. - Как увидел это синее-синее... И сразу мне расхотелось его хватать.
  - Испугался, что ли? - удивлённо спрашивал второй.
  - Да нет, совсем нет. Вот просто не хочу его хватать, и всё! Какой-то он не такой.
  - Не понимаю, - ответил второй ниелунт. - Какой не такой? Хватай их всех, и всё! А не схватил, так иди и расскажи Батазону Мудрому!
  - Тоже не хочу, - вздохнул ниелунт в пёстрой шапочке. - Сам не понимаю. Противно мне.
  - А не хочешь, так пошли вон у тех кашу отнимем, и все дела.
  И они оба стремглав понеслись к куче ниелунтов, которые занимались приготовлением обеда из Майкловых припасов, им ведь удалось захватить плот и всё, что на нём было.
  Мирмика долго думала, что же такое существует синее-синее, что было бы противно хватать, но так и не смогла решить эту трудную задачку. Да ей и не удалось особо долго поразмышлять над этим вопросом.
  Почти сразу после беседы двух ниелунтов в лагере поднялось необычайное волнение. Сперва из-за ближайших скал донеслись пронзительные вопли, в ответ на которые дружно и радостно заголосили ниелунты на полянке перед пещерой. Несколько из них кинулись вглубь пещеры, и вскоре оттуда толпой повалили шестипалые, а среди них, медленно и величаво выступая, вышел Батазон Мудрый. Вслед за ним двое таргитов несли трон.
  Над горами уже спускались сумерки. Видно поэтому таргиты и не побоялись выйти из пещеры. Они вообще всегда оживлялись к ночи к великому неудовольствию ниелунтов, которые, в отличие от своих хозяев, ночью предпочитали спать.
  Итак, огромная толпа ниелунтов высыпала на поляну, тесным кольцом окружив трон, на который незамедлительно вскарабкался предводитель вислоухих троллей.
  А из узкого прохода между скал на площадку перед пещерой торжественно выступал небольшой отряд ниелунтов. Пронырливые твари просто раздувались от спеси и гордости. Их зелёные глаза сверкали огнём. Между ними, крепко связанные и порядком пощипанные, устало плелись Марта и Пикса.
  Мирмика не была знакома ни с кошкой дядюшки Укконена, ни с Пиксой, но и одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять - они враги её врагов, а значит друзья её друзей.
  Кошка и Пикса угрюмо смотрели по сторонам и старались по возможности держаться гордо. Им было очень страшно, тем более, что только Марте приходилось видеть вблизи пещерных троллей, да и то позорно удирающих от дядюшки Укконена. Теперь же они находились в плену у ликующих врагов, и Батазон смотрел на них, улыбаясь жутко и мерзко, во все свои великолепные зубы.
  - Кого это вы мне притащили, плесень пещерная? - насмешливо спросил Батазон у ниелунтов, окидывая Марту и Пиксу презрительным взглядом.
  Он только что неплохо подкрепился свеженькими горячими угольками и был настроен благодушно, если только это слово вообще применимо к троллям.
  - Это звери, о Мудрый, - произнёс с поклоном ниелунт, командовавший отрядом.
  - Ну и что? - ухмыляясь во всю пасть, проворчал тролль. - Есть мне теперь их, что ли?
  Кошка и Пикса невольно вздрогнули от такого страшного предложения. Пикса опустила голову ещё ниже, а Марта покосилась на него исподлобья злыми глазами. Батазон довольно расхохотался над своей шуткой, он просто упивался своей властью над беспомощными жертвами.
  Один из таргитов что-то зашептал ему на ухо.
  - Знаю, знаю, - нетерпеливо ответил тролль, отпихивая его лапой, а потом обратился к Марте и Пиксе. - Эй вы, недоделки четверолапые, знаете ли вы, откуда столько непонятных зверей взялось в горах? И почему мои подданные не могут их поймать? Если скажете, вас, может, и отпустят... недалеко...
  На последнем слове он сладко зевнул. Ниелунты ехидно захихикали.
  Пленницы молчали. Да и что они могли сказать? Да, им приходилось видеть призрачных животных, а из-за призрачного домового они и попали в плен, но откуда появились все эти странные существа, ни Марта, ни Пикса не знали. Впрочем, если бы им было известно, откуда взялись призрачные животные, и зачем распустил их Дядюшка Укконен, они бы этого, конечно, не сказали.
  - Молчат, - лениво протянул Батазон.
  Тот же таргит хотел ещё что-то прошептать на ухо своему предводителю, но тот отпихнул его на этот раз, даже не выслушав.
  - Заприте их, - неторопливо потягиваясь, сказал он. - Да только получше, а не так, как того.
  Затем толстый таргит слез с трона и медленно заковылял назад в пещеру, на ходу сонно пробубнив: "Будут в случае чего заложниками".
  Мирмика пошла следом за ниелунтами, которые повели Марту и Пиксу вглубь пещеры. Ниелунты не обратили на неё никакого внимания, но что самое обидное, на неё не обращали внимания и пленницы. Один лишь раз Марта скользнула по Мирмике равнодушным взглядом, никак не отреагировав на призывную улыбку. Мирмика дошла всё же до гномьей кладовой, в которой ниелунты собирались запереть пленниц. Это была не та кладовая, из которой сбежал Майкл. Памятуя о своём былом просчёте, шестипалые привели Марту и Пиксу к особо прочной кладовой с заговорённой каменной дверью.
  Отвалив каменную плиту, они впихнули туда пленниц и завалили за ними вход.
  После ухода ниелунтов Мирмика подошла к плите и попыталась позвать пленниц, но видно дверь была слишком толстой. Напрасно она прижималась чутким ухом к холодному камню, ни звука не доносилось из каменного мешка, поглотившего несчастных неудачниц.
  Постояв некоторое время под дверью, Мирмика поплелась обратно, петляя по тёмным коридорам.
  И вот тогда-то довелось ей услышать разговор, от которого ей впервые в жизни стало страшно.
  Мирмика брела по абсолютно пустому пещерному ходу, по инерции прижимаясь ухом к стене, и вдруг услыхала голос Батазона. Она страшно удивилась и взволнованно огляделась, но вокруг никого не было. Если бы она знала о тех хитрых слуховых устройствах, которые властители гномов в древние времена, бывало, устанавливали в своих апартаментах, то изумление её было бы меньшим, но Мирмика ни о чём таком и не подозревала. Однако она осталась в коридоре и принялась внимательно слушать.
  - Ты можешь говорить, гномья тварь, - хрипло произнёс Батазон. - Мы позволяем тебе рассказать нам твою важную новость.
  - Воистину ты велик, о Мудрый, - ответил тихий вкрадчивый голос. - Я хочу рассказать тебе, что вчера вечером в Валимийскую Долину пришли двое малявок и с ними эльф. А потом к ним присоединился и ещё один малявка, которого звали Майкл-Шотландец.
  У Мирмики сильно застучало сердце. Батазон за стеной зашипел, словно задыхался, а потом глухо прохрипел:
  - Дальше...
  - Дальше, о Мудрый, - продолжал тот же вкрадчивый голос, - гномы приняли их как старых друзей, и даже эльфа. Они оказали им всяческий почёт и уважение и устроили по этому поводу большое торжество.
  - Негодяи! - бешено вскричал Батазон.
  - Несомненно, о Мудрый, - ответил вкрадчивый. - Выслушай же дальше. На следующий день верховный гном Руостус Кователь собрал совет, на который мне не удалось пробраться, но кое-что мне удалось услышать. И вот самое главное, что я хочу тебе сказать: этой ночью малявки и эльф, а поведёт их паршивый задавака Лемпи Бессребренник, пойдут тайным подземным ходом к горе Кутсувамяки.
  Некоторое время за стеной царило молчание. Потом Батазон негромко захохотал:
  - Хорошо... хорошо... - сипло шептал он, и шёпот его сопровождали странные шлёпающие звуки, словно он прихлопывал себя ладонями по ляжкам.
  - Ещё, о Мудрый, - опять заговорил неизвестный доносчик, - Руостус Кователь велел разобрать завалы в подземных ходах, чтобы дружина гномов могла выйти на помощь малявкам.
  Батазон вновь удушливо захрипел.
  - Ты укажешь, где находятся эти завалы, - прошипел он.
  - Разумеется, о Мудрый, - ответил доносчик и в голосе его зазвучали какие-то странные нотки, - но, только...
  - Получишь столько сокровищ, сколько захочешь, - отрезал таргит.
  - Это, конечно, прекрасно, о мудрейший из мудрых, только...
  - Тебе мало? - возмутился тролль.
  - Задача сложная, - ответил доносчик с лёгкой усмешкой, - я могу и не справиться...
  - Хорошо, чего же ты хочешь?
  - Воистину, ты самый проницательный из мудрых. Я хочу... это ведь совсем не затруднит тебя... потом... после твоей великой победы над малявками и гномами... я мог бы быть твоей правой рукой в Валимийской долине.
  - Власть? - насмешливо прошипел Батазон. - Власть это хорошо. Я... дам тебе власть. Но прежде ты возьмёшь отряд ниелунтов и приведёшь мне эльфа.
  - Я сделаю это, мудрый, - после минутного размышления ответил доносчик, - я доставлю тебе эльфа и его спутников.
  - Они мне не нужны, - отмахнулся Батазон. - Только эльфа. С остальными... поступи так, чтобы они уже больше никогда никуда не пришли.
  - Слушаю, о Мудрый, - ответил тот, и в голосе его зазвучал явный восторг. - Лемпи... Ах, глупый Лемпи...
  - Ты так не любишь этого Лемпи? - спросил тролль.
  - Видишь ли, Мудрый. Если Руостус Кователь умрёт... Всё ведь может случиться в битве... Ну так вот, если он умрёт, боюсь, мы не усидим с Лемпи на одном троне, даже на таком роскошном, как у гномов.
  Батазон злобно расхохотался.
  А потом из-за стены послышались какие-то странные звуки. Словно скоблили друг о друга два огромных камня. И вслед за этими странными звуками наступила тишина.
  Мирмика постояла ещё немного, прижимаясь ухом к стене, но больше ничего не услышала. Тогда она медленно побрела к выходу. "Интересно, - размышляла она сама с собой. - Что же такое надо с ними сделать, чтобы они уже никогда никуда не пришли? Ну, например, дать им что-нибудь очень-очень вкусное, чтобы они уже не хотели никуда идти. Но они его съедят и пойдут дальше. А может запутать их во вьюнок?"
  Мирмика вспомнила, как однажды она сама запуталась в зарослях вьюнка, и очень долго не могла выбраться. "Да, - решила она, - они, наверное, запутают их во вьюнок, или ещё в чём-нибудь запутают. И бросят после этого одних в пещерах, чтобы их никто не смог распутать. Но ведь их могут распутать пещерные духи или ещё кто-нибудь из подземных обитателей".
  Слишком сложной оказалась эта задачка для её не привыкшей думать головки.
  "А если их не запутают во вьюнке, то как тогда сделать, чтобы они никогда никуда не пришли? Ведь у них нельзя отнять ноги? Тогда они умрут".
  Мирмика представила себе, как, например, у неё, Мирмики, подлые ниелунты отрывают все четыре ноги и бросают одну в тёмном коридоре. И тут сердце её бешено застучало от страха. Ведь это именно то, что нужно, чтобы её друзья уже никогда никуда не пришли! Ведь для этого их надо просто убить! Она поняла это и почувствовала, как впервые в жизни лапы её стали ватными от ужаса, а длинная шерсть взмокла от пота.
  Она сама не заметила, как вышла из пещеры. Ниелунты дружно захохотали, увидев, что её шерсть слиплась сосульками, а хвост волочится по земле, собирая на себя всю грязь, но Мирмика не обратила на них никакого внимания.
  Торопливо выбравшись на обрыв над пещерой, она со всех ног кинулась предупреждать своих друзей.
  Простим Мирмике её наивность. Конечно, вы помните о том, что, отправляясь "в разведку", она не условилась с малявками, где они будут встречаться. И в простоте душевной Мирмика считала, что где-нибудь в том самом каньоне, где они расстались, её терпеливо ждёт Стен или Зу-малявка. И она прямым ходом направилась к известному ей завалу.
  Быстро промчавшись через еловые заросли и беломошный лес, Мирмика легко перемахнула через каменный завал. Однако, спустившись в ущелье, она там никого не обнаружила.
  Мирмика потерянно огляделась. Она была настолько уверена, что увидит здесь Стена, что даже не отдавала себе отчёта, что идёт именно его предупредить о грозящей ему и его спутникам опасности.
  Старательно обойдя всё ущелье, Мирмика присела на камень и приготовилась ждать, когда к ней придут.
  - Пойдём со мной, - негромко произнёс кто-то сзади.
  Мирмика поспешно оглянулась и увидела на уступе красивую белую птицу.
  - Пойдём со мной, - повторила птица. - Я отведу тебя туда, где тебя ждут.