Пролог Глава 01 Глава 02 Глава 03 Глава 04 Глава 05 Глава 06 Глава 07 Глава 08 Глава 09 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 23 Глава 24 Глава 25 Глава 26 Глава 27 Глава 28 Глава 29 Глава 30 Эпилог

Далеко в Туманных горах. Глава 22

  
  К вечеру утомлённые малявки и эльф вышли наконец к высокой цепи гор, за которыми, по словам Стена, лежала Валимийская долина, издревле заселённая искусными кователями-гномами.
  Путь их был труден. То вверх по отвесным кручам, то вниз по ступенчатым обрывам, то по мшистым кочкам, то по глухому чернолесью, куда не пробивались лучи солнца. Ольдэк давно потерял счёт спускам и подъёмам, ложбинам, оврагам да взгоркам, попадавшимся им по пути. Дважды поднимались они на высокие горные пики, голые и гладкие, продуваемые холодными ветрами, и каждый раз, казалось ему, он видит вокруг одно и то же - тёмные леса, недоступные скалы и голубой блеск воды в далёком фьорде. Эльф надеялся, что хоть раз ему удастся увидеть открытое море, но, видно, они были слишком далеко от побережья. Так и брели они вперёд, под предводительством Стена по одному ему известным потайным малявочьим тропам.
  - Ну вот, - опуская на землю свой мешок, сказал Стен, - вот они, Главные Ворота. Считай, почти дошли.
  Эльф осторожно выглянул из-за обломка скалы, за которым они расположились отдохнуть. Прямо впереди по ущелью, футах, наверное, в сорока, меж двух отполированных до зеркального блеска скал высились каменные столбы. Верно, камень для этих столбов был специально привезён, - скалы были сложены из обычного гранита, а столбы из какого-то особого тёмно-синего, напоминающего лазурит, камня. Они были богато украшены серебром и сапфирами, а на каждом столбе стояло высеченное из того же камня изваяние гнома. Правый гном был с киркой, а левый - с мечом. Глаза каменных гномов были сделаны из рубинов, они светились неприветливым красным огнём.
  - Так чего мы стоим? - спросил Ольдэк, - Давайте пройдём.
  - Вот чудак, - улыбнулся Стен-Без-Промаха. - Да кто же сможет пройти мимо Красноглазых Стражей? Ты не смотри, что тут нет настоящих ворот с решётками да с замками, здесь всё равно пройти нельзя, пока Верховный Гном не снимет запретного заклятия.
  - А что же делать? - растерялся эльф, - Я никого не вижу за воротами, кого же нам просить снять заклятие?
  - Это всё из-за ниелунтов, - проворчала Зу-малявка. - Гномы, наверное, ушли вглубь долины, а ворота охранять не надо, их и так никто не пройдёт.
  - Верно, - кивнул Стен. - Да раньше они их и запирали-то только в Лунный месяц, когда ковали лучшие свои мечи и не хотели, чтобы их беспокоили или кто-нибудь узнал их секрет. Ничего, - он вытащил из мешка верёвку и вновь вскинул его на плечо. - Знаю я одну тропку. Эх, верёвочка коротка! Ну, да попробуем пройти.
  И они вновь двинулись вперёд, всё выше и выше взбираясь по скалистым уступам и уходя куда-то влево от негостеприимных Главных Ворот.
  Эльфу казалось, они никогда не смогут перевалить этих гор - такие отвесные кручи громоздились над ними. Гномы жили в своей долине, надёжно защищённые с трёх сторон самыми крутыми во всех Туманных Горах хребтами - Коркеа, Воймакас и Саавуттаматон. Им даже не пришлось уходить, как малявкам, потому что высокие горы и запертые волшебным заклятием ворота спасали от любых напастей - зловредных троллей, подлых ниелунтов и хищных зверей.
  Долго шли путники по трудной горной тропе, пока перед ними не открылся вид на одинокую скалу, отделённую от хребта Коркеа узким ущельем, в которое и протиснуться-то могли разве что малявки.
  - Это гора Кяситайвааллэ, - сказал Стен, - ещё её называют Рука до неба. Вот здесь мы и пойдём.
  Он провёл эльфа и Зу-малявку в ущелье, где они увидели что-то вроде ступеней, выдолбленных в скале дождями и талыми водами, если, конечно, можно назвать ступенями узкие выступы породы, грозящие в любой момент обвалиться вниз.
  Стен завязал на конце верёвки петлю.
  - Ты легче меня, - сказал он Ольдэку, - залезешь до третьего уступа и забросишь верёвку вон за тот камень, а второй её конец спустишь нам.
  - Хорошо, - кивнул эльф, кинув взгляд вверх.
  Три уступа он одолел легко и ловко, словно ящерица, его ноги находили опору казалось бы на совершенно гладкой скале. Стен и Зу-малявка восхищённо следили за ним снизу.
  Развернувшись на узком карнизе, Ольдэк на глаз прикинул расстояние до камня, попрочнее упёрся ногами и метнул петлю... Она точно обхватила острую верхушку камня. Эльф подёргал за верёвку, чтобы убедиться в её прочности, и вдруг камень, за который была закреплена петля, покачнулся.
  То ли ветры выдули мелкий щебень, укреплявший раньше его основание, то ли намыло водой тонкие трещинки, и он отделился от скальной породы, только теперь этот валун, который Стен считал надёжным и крепким, еле держался на своём месте. И, стоило эльфу слегка дёрнуть за верёвку, он медленно и неотвратимо двинулся по своему страшному пути, вниз, на головы стоявших там малявок.
  Они были так потрясены, что стояли с раскрытыми ртами, даже не пытаясь убежать. Ольдэк птицей кинулся вверх. В два прыжка одолел он уступы, по которым не смог пройти бы и горный баран, и изо всех сил упёрся спиной в страшный камень, пытаясь сдержать его ход. Свой клинок он вогнал в трещину в скале напротив и ещё упёрся в неё ногами, но долго так продолжаться не могло, камень чудовищной тяжестью давил ему на спину.
  - Бегите! Да бегите же! - крикнул он вниз малявкам.
  Но те не стронулись с места.
  - Перепрыгни выше! - заорал в ответ Стен Без Промаха. - Перепрыгни, ты сможешь! Оставь этот камень! Он сейчас тебя раздавит!
  Драгоценные секунды были упущены. С глухим шорохом посыпался вниз поток щебня, и камень, прижав эльфа к скале, сорвался со своего места. Стен схватил Зу-малявку за руку, но было поздно, даже если бы они побежали, то камень покатился бы за ними по узкому ущелью и настиг их.
  - Всё, - прошептал он побелевшими губами.
  Но это было ещё не всё. Другая каменная глыба, не менее огромная, чем первая, но мчащаяся с чудовищной скоростью, вылетела из-за скалы и с маху врезалась в падающий камень, сбив его с первоначального пути. И оба они, ударившись о скалу, осыпались вниз дождём мелких осколков, не причинивших малявкам никакого вреда.
  - Вот это да! - ахнул Стен, широко открыв рот.
  - Живей! - перебила его Зу-малявка, посмотрев вверх.
  Стен поднял глаза и увидел эльфа. Тот стоял, или вернее висел, на гладкой вертикали, упираясь одной ногой в едва приметную трещинку, да крепко держась за рукоятку своего ножа. Благодаря этому он и спасся, иначе камень увлёк бы его за собой вниз. Но положение эльфа было очень ненадёжно, он держался из последних сил.
   - Эй! - крикнул Стен. - Ты сможешь сбросить свой плащ?
  Одна рука у Ольдэка была свободна, и ему, хоть и с трудом, удалось развязать завязки на шее. Плащ голубым лоскутом неба скользнул вниз. Малявки растянули его, удерживая в руках навесу.
  - Прыгай! - крикнул Стен.
  Но прыгнуть Ольдэк не успел. Клинок обломился, и он рухнул вниз.
  Зу-малявка с трудом удержала свой конец плаща. Эльф поспешил встать на ноги, но даже не поблагодарил их, глаза его были устремлены к небу.
  - Альбатрос, - прошептал он, - опять альбатрос!
  - Где? - удивился Стен Без Промаха, поднимая глаза к небу.
  - Уже улетел, - с печальным вздохом ответил эльф.
  - Ну и ладно, - махнул рукой Стен.
  Он подошёл к скале, прикидывая, как им теперь забраться. Удобного камня, чтобы закинуть верёвку, больше не было, а нижний уступ был напрочь засыпан мелкой щебёнкой от разбившихся гранитных глыб. Стен попытался подняться по ней, но мелкие камешки потекли у него под ногами, и он едва успел спрыгнуть, чтобы не быть засыпанным с головой. Нечего было и думать добраться таким способом до нижних уступов.
  - Ты ничего не чувствуешь? - осторожно потянула его за рукав Зу-малявка.
  Стен встревожено огляделся. Нет, всё вокруг было спокойно, но и его вдруг что-то начало смутно беспокоить. Он втянул воздух носом. Так и есть! В ущелье явственно пахло свежим огурцом.
  А спустя секунду малявки увидели ниелунта. Ловкая ушастая тварь осторожно кралась по каменному карнизу, намереваясь прыгнуть на эльфа. Ольдэк его не видел, он с растерянным видом рассматривал что-то у себя в руках. А ниелунт, похоже, не видел малявок.
  - Ах ты, тварюга, - зло прошептал Стен.
  В руках у него как раз была верёвка с петлёй на конце. Миг, и ниелунт покатился по земле, захлёстнутый верёвочной петлёй. Его истошный вопль мог бы напугать камни, но только не малявок. Ринувшись вперёд, они поспешно скрутили его остатком верёвки.
  Ольдэк в изумлении наблюдал за этой краткой расправой. Он действительно не заметил врага, так был огорчён тем, что сломался клинок. Собственно, эльфы совсем не жадны, чтобы расстраиваться из-за какой-нибудь потерянной или сломанной вещи, но нож был подарком неизвестно где пропавшего Майкла, и Ольдэку вдруг показалось, что вместе со сломанным клинком исчезла последняя надежда его найти.
  Стен и Зу-малявка постарались как можно крепче затянуть узлы на пленнике.
  - Что вы делаете! - воскликнул эльф, бросаясь к ним, - так же нельзя, ему же больно!
  Отстранив малявок, он склонился над ниелунтом и торопливо ослабил верёвочные петли. Глаза его на какую-то секунду столкнулись с зелёными глазами пронырливого существа, и тот вдруг застыл, чем-то поражённый, но потом злобно зашипел, попытавшись укусить эльфа за руку.
  - А тебе не больно было, когда тебя связали таргиты? - сердито спросила Зу-малявка, когда Ольдэк разогнулся.
  - Больно, - ответил он, - но мы не таргиты. Не зазорно убить соперника в поединке, но издеваться над поверженным врагом - это недостойно воина.
  - Он хотел тебя убить, - возмутился Стен, - По-подлому, со спины!
  - Но ведь не убил же! - воскликнул Ольдэк. - Вы вовремя остановили его, и я вам благодарен, но связанный враг - уже не враг. Он пленник. Он не соперник! Убить или пытать его - бессмысленная жестокость.
  - Тебя хотели пытать! - закричала Зу-малявка.
  - Но это были таргиты! - судорожно сжимая в руках рукоятку от своего ножа, выкрикнул эльф. - Мы же не тролли. Нельзя позволить жестокости коснуться сердца, оно может окаменеть. И тогда уже ничем не поможешь! Тогда останется только умереть или самому превратиться в тролля.
  - Странный ты, - пробормотал Стен, отступая, - Ну да может ты и прав. Делай, как знаешь.
  Он обернулся к пленнику, и удивленно вытаращился.
  - Тем более что и делать-то ничего не надо, - потерянно добавил он.
  Ниелунт удрал. Воспользовавшись их спором и ослабленными верёвками.
  - Это всё из-за тебя, - прошептала Зу-малявка. На глаза ей навернулись слёзы. - Теперь он всем расскажет...
  Эльф подавленно молчал, и у него был такой убитый вид, что майклова сестрица немедленно сменила гнев на милость.
  - Ну не переживай так, не надо, - она взяла его за руку, эльф молча смотрел через её плечо куда-то в конец ущелья. - Пожалуйста, не расстраивайся. Да ну его совсем, этого ниелунта. Мало их тут, что ли? Всех не перевяжешь.
  - Действительно, - поддержал её Стен Без Промаха. - Иди-ка лучше сюда. Надо что-то придумать, нам тут теперь никак не влезть.
  Малявка стоял возле груды щебня и глядел вверх. Теперь подъем здесь стал почти невозможным. Был, правда, ещё один камень, за который можно было бы зацепить верёвочную петлю, но он был ещё выше первого. А кидать верёвку теперь нужно было с самого низа. Стен связал вместе две верёвки - всё, что у него было, но докинуть петлю до камня ему не удалось. Зу-малявка стояла рядом с ним и грустно смотрела, как верёвка, не достигнув каких-нибудь нескольких дюймов до цели, в очередной раз падала к их ногам.
  - Эх, коротковата верёвочка, - вздохнул малявка.
  - О, так возьми еще вот это, - спохватился эльф.
  Он поспешно снял ремешок, стягивающий волосы, пояс с куртки и выдернул шнур из своего плаща.
  - А ведь точно, - обрадовался Стен.
  И малявки быстро поснимали наплечные ремни со своих рюкзаков. Когда все это соединили и связали вместе, веревка получилась хоть и нелепой, но зато как раз нужной длины. Правда, трудновато стало тащить с собой рюкзаки, но уж с эти они справились.
  Вскоре друзья уже смогли подняться на высокий уступ. На этот раз камень оказался надёжным, а выше над ним скалы были настолько неровными, что путешественникам не составило особого труда подняться к перевалу.
  И вот Валимийская долина легла перед их ногами. Прекрасное это было место. В кольце гор, словно в каменной чаше, лежали светлые лиственные леса. Блестела вода в небольшом озерце. И серебряная дымка окутывала бурную речку, впадающую в него.
  Солнце садилось за спинами путников, и их длинные тени спускались, казалось, в самую долину, но это был обман зрения. Их ждал ещё очень долгий и не менее трудный, чем подъем, спуск с крутых скал.
  Стен-Без-Промаха начал накручивать на руку верёвку с хвостом из ремешков и шнуров.
  - О-ох, - вздохнула Зу-малявка. - И неужели нет никакой другой дороги в эту долину?
  - Есть, - ответил Стен, - есть множество подземных ходов из леса и с побережья, только я их не знаю. Знает Майкл, но кто знает, где сейчас Майкл?
  Он закрепил верёвку за выступ скалы и начал спуск вниз. Конец верёвки исчезал где-то за уступами, внизу, на небольшой площадке, поросшей густым кустарником. Именно сюда специально сбросил его Стен, рассчитывая, что если верёвки не хватит до земли, то можно будет спуститься по веткам.
  Но едва лишь он опустился до первых зелёных верхушек, как снизу его кто-то схватил за ноги. Миг, промелькнули мимо глаз Стена корявые стволики с узловатыми ветвями, и он уже был на земле, а за руки его крепко держали ухмыляющиеся гномы.
  - Эге, да это малявка! - воскликнул один из них. - А мы-то думаем, кто это спускается прямо к нам на головы!
  Гномы дружно рассмеялись. Все они как один были в шерстяных синих куртках, подпоясанных серебряными поясами и все с боевыми топориками в руках. На земле в центре шалаша, образованного кронами кустов, тлел костерок, а вокруг валялись копья, плащи, сумки и множество других вещей - видно у гномов тут был постоянный сторожевой пост.
  - Кто же ещё, кроме малявки, может свалиться вам на головы, если вы заперли Главные Ворота? - в тон им ответил Стен. - Ну-ка помогите лучше спуститься моим друзьям.
  - Сейчас поможем! - крикнули сверху. Пять гномов сидели на кусте, глядя вверх на приближающуюся Зу-малявку. Едва лишь она достигла их, как её подхватили и так же быстро, как Стена, опустили на землю.
  - О-ой, - только и успела пискнуть отважная кроха, когда весёлые гномы подхватили её уже внизу.
  - Мы рады вам, - сказал высокий гном, у которого в бороду была вплетена голубая лента. - Давно уже малявки не заходили в наши края. Скажи мне твоё имя, о храбрый воин, не страшащийся отвесных скал.
  - Меня зовут Стен-Без-Промаха, я из рода Дугласа-Железной-Руки, - гордо выпрямляясь, ответил Стен. - И я тоже хочу знать, с кем я говорю.
   Гномы одобрительно закивали, поглаживая свои бороды. Речь малявки была учтива и полна достоинства.
  - Я слышал о тебе, Стен-Без-Промаха, - важно кивнул гном с голубой лентой. - Меня зовут Ахто Первый Страж, а эти гномы - моя дружина. Представь же мне своих друзей и расскажи, зачем малявки пришли в нашу долину.
  Стен отступил чуть в сторону, чтобы Ахто мог хорошо расмотреть Зу-малявку и эльфа, который к этой минуте уже тоже спустился вниз. Увидев Ольдэка, гном удивлённо вскинул вверх кустистые брови, но промолчал. Он ждал, что скажет Стен.
  - Эту малышку ты не знаешь, - выводя Зу-малявку вперёд, сказал малявка. - Её зовут Зу-малявка, но её брата ты должен знать хорошо, Ахто. Ибо её брат - Майкл-Оружейник, которого ныне зовут ещё Майкл-Шотландец. (Гномы радостно зашумели, и Зу-малявка покраснела до кончика носа.) А это, - он взял за руку эльфа, - это наш друг, Ольдэк, он эльф.
  Ольдэк поднял на Ахто тревожные вопросительные глаза. И увидел, что предводитель дружины гномов смотрит на него, как заворожённый. Смотрит с любопытством и восхищением, но ни недовольства, ни обиды - чего боялся эльф - не было на его лице.
  - Эльф, - наконец произнёс он, и глаза его затуманились, а мысли явно унеслись в неведомую даль воспоминаний.- Да, наши предания хранят рассказы о светлом народе, чьи глаза яснее алмазов. Эти предания создавались давно, когда наши предки ещё жили за морем, и они говорят о древней вражде эльфов и гномов. Но мы - гномы Хухтомяки - слишком давно живём в нашей доброй долине, и нам непонятны причины этой вражды. Если ты пришёл с миром, и малявки называют тебя своим другом, мы рады тебе.
  С этими словами он снял с себя золотое ожерелье с голубыми камнями и протянул Ольдэку.
  - Прими от меня этот подарок, о чужестранец, и пусть он будет залогом нашей дружбы, хоть сапфиры в нём и кажутся простыми стекляшками рядом с твоими глазами.
  - Спасибо, Ахто, - ответил смущённый эльф, искренне улыбаясь окружившим его гномам. - Этот подарок тем дороже для меня, что вместе с ним ты подарил мне надежду. Я благодарю тебя за твою дружбу, о Ахто Первый Страж, и да будет твоя жизнь так же длинна и прекрасна, как длинны и прекрасны волосы твоей бороды.
  "О-о-о!"- восторженно протянули гномы, их уважение к эльфу тут же возросло, как только они услышали от него древнюю формулу вежливости.
  Стен хотел было вмешаться в этот разговор, зная, что гномам только дай волю, они будут до бесконечности отвешивать комплименты и дарить подарки, но сказать ему ничего не дали. Эльфа, правда, оставили в покое, и теперь всё внимание было переключено на них с Зу-малявкой. Им пришлось выслушать множество торжественно-длинных восхваляющих фраз и отвечать на них, стараясь быть учтивыми. А потом гномы обвешали их как новогодние ёлки золотыми и серебряными украшениями, щедро снимая их прямо с себя.
  - Ужас какой-то, - прошептал Стен эльфу, когда все церемонии, наконец, закончились, и по его просьбе их повели к верховному гному долины. - И куда я буду девать все эти драгоценности? Выбросить - неудобно, с собой таскать - тяжело.
  - Клад зарой, - посоветовал Ольдэк.
  - Вот разве что, - со вздохом согласился Стен.
  Он шли по ровной песчаной тропке среди великолепных старых ив и клёнов, окружённые почётным эскортом. Вперёд них Ахто послал двух скороходов, и, судя по шуму, который доносился издали, их уже ждали.
  Наконец, когда солнце уже почти скрылось за скалами, они вышли на небольшую полянку, посреди которой рос гигантский старый дуб. На полянке и вокруг неё под деревьями толпилось великое множество гномов, разодетых в пёстрые куртки и праздничные колпаки. Они тут же расступились, давая дорогу, едва лишь путники и их стража подошли к поляне.
  Под корнями дуба виднелась золотая решётка с надписью по верхнему изгибу. Она была распахнута, и вдоль тёмного коридора, уходящего глубоко под землю, видны были очень важные гномы в зелёных куртках с факелами в руках.
  Едва лишь путники вошли в коридор, как следом за ними повалила вся пёстрая гномья толпа. Но впереди них шёл только один гном с факелом.
  В коридоре было светло, как днём, но впереди из-за широко распахнутых дверей струился такой яркий свет, что малявки и эльф уже заранее жмурили глаза. Казалось, за той дверью лежало само солнце.
  Но вот они наконец вошли в двери, и глазам их предстал великолепный зал, где абсолютно всё - стены, потолок, колонны, - всё, кроме пола, было сделано из золота. Великое множество драгоценных камней украшало этот зал, и сотни сотен факелов горели в нём.
  - Я приветствую вас в моём Золотом Дворце! - услышали они громоподобный голос.
  И навстречу им с золотого трона под тёмно-синим балдахином, вышитым золотыми звёздами, поднялся сам верховный гном.
  Малявки несколько оробели. Простые жители лесов, они непривычны были к такой роскоши и блеску. И эльфу тоже было не по себе - ему, правда, приходилось видать богатые гномьи дома и пышные дворцы, но эльфов не прельщает сверкание золота, блики солнечных лучей на синей морской глади они ценят куда дороже.
  - Меня зовут Руотус Кователь, - произнёс верховный гном. - Я рад, что малявки вновь вернулись в Туманные горы.
  И после этого верховный гном разразился длинной речью, во время которой малявки и эльф успели как следует осмотреться и немного успокоиться.
  Со всех сторон их окружала пёстрая гномья толпа, видно было, что для дорогих гостей они надели свои самые лучшие одежды и самые красивые украшения. Ряды гномов так и блистали драгоценными камнями. И сам верховный гном был облачён в белую мантию, расшитую серебром и сверкающую алмазами.
  Возле его трона Ольдэк заметил ещё одного гнома, одетого в простую синюю куртку. У него была ещё небольшая кудрявая бородка и насмешливые тёмные глаза. В отличие от всей пышной свиты, одежду его почти не украшали драгоценности, если не считать серебряного пояса да пряжки, скрепляющей на плече короткий плащ. Сначала эльф подумал, что это один из стражей, но гном стоял, свободно опершись на трон, и у него не было никакого оружия. Рассмотреть его повнимательнее Ольдэк не успел, Руотус Кователь кончил свою пышную речь.
  - И мы готовы сделать всё, что вы у нас попросите, - так завершил он свои слова.
  - Я не согласен! - вдруг выкрикнул кто-то из толпы.
  Малявки и эльф оглянулись и увидели, как в первые ряды поспешно проталкивается гном, по пышности наряда скорее похожий на попугая.
  - Я не согласен! - воскликнул он ещё раз, оттеснив в сторону гнома с факелом. - С ними же эльф! Почему мы должны что-то делать для эльфа? Эльфы и гномы - давние враги! Его надо заточить в темницу!
  - Стыдись, Ветрикка! - гневно воскликнул Верховный Гном. - Гостя ты предлагаешь заточить в темницу?! Верно, твой язык так же чёрен, как и твои глаза. Только ради большого праздника я прощаю тебя. Наш народ не знает вражды к эльфам!
  "Правильно!" - заголосили остальные гномы, и попугайно-пёстрый Ветрикка поспешил убраться подальше от глаз Руотуса Кователя.
  - Не обижайся, мой синеглазый друг! - воскликнул Руотус, спускаясь вниз с возвышения, на котором стоял трон, и беря за руки нахмурившегося эльфа. - Пусть мрачные мысли покинут тебя, ибо, клянусь, в моём дворце ты не услышишь больше ни одного слова вражды. А чтобы к тебе быстрее вернулось веселье, мы немедленно устроим большой пир по случаю вашего прибытия.
  - Пир - это хорошо, - торопливо вмешался Стен, опасаясь, что гномы чего доброго действительно кинутся организовывать празднество, и тогда уже их трудно будет унять. - Мы благодарим тебя за заботу, о Руотус Кователь, мудрейший из верховных гномов, но позволь нам, воспользовавшись твоей добротой, просить твоей помощи. Вы, гномы, хорошо знаете подгорные переходы. Помогите нам отыскать Майкла в подземном лабиринте!
  Верховный Гном повернулся к нему, собираясь что-то ответить, как вдруг совсем рядом, у них под ногами, глухо, как сквозь камень, прозвучало:
  - Майкла искать не надо.
  Несколько секунд все стояли в оцепенении, а потом гномы оттеснили своих гостей, сорвали с пола пышный ковёр и подняли каменную плиту.
  А под плитой, на каменной лесенке, уходящей вглубь тёмного колодца, сидел Майкл-Шотландец и щурился на яркий свет.
  - Я тут сижу, - сказал он обомлевшим гномам и своим друзьям, почёсывая пяткой о пятку, - вас слушаю... Тут холодно вообще-то.
  - Майкл! - первым опомнился Ольдэк. Он протянул малявке ладони, чтобы помочь выбраться из подземелья. За ним кинулись все остальные, и спустя миг Майкл уже был среди них, заботливо укутанный в эльфийский плащ и множество гномьих курток.
  - Вы тут что-то говорили про пир, - сказал он Верховному Гному. - Ну так пир будет завтра, а сейчас я, признаться, с ног падаю, - и добавил уже совсем сонно: - Ах, ты ж, клянусь хвостом тролля, как я рад, что вы все наконец нашлись.