Пролог Глава 01 Глава 02 Глава 03 Глава 04 Глава 05 Глава 06 Глава 07 Глава 08 Глава 09 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 23 Глава 24 Глава 25 Глава 26 Глава 27 Глава 28 Глава 29 Глава 30 Эпилог

Далеко в Туманных горах. Глава 18

  
  Ольдэк проснулся от того, что Стен легонько встряхнул его за плечо.
  - Собирайся.
  Малявка сунул ему просохшее эльфийское платье. Ольдэк выбрался из-под плаща, скинул малявочьи одёжки и быстро переоделся.
  В норке было прохладно. Лучи солнца сюда не заглядывали. За ночь в одном углу какой-то паучок успел сплести паутину, на ней висели тусклые холодные капли воды. Едва приметно серебрилась от влаги моховая постель.
  Зу-малявка спала, замотавшись с головой в стеново одеяло.
  Ольдэк вышел вслед за Стеном из норы.
  У входа уже дымил небольшой костерок. Всё вокруг было лёгким и невесомым, словно не настоящим. Тонкие сосенки, кустики вереска, гранитные глыбы, рыжие глинистые склоны - всё отделено незримой гранью, словно утоплено в чуткой прозрачности утра. Голубое, ополоснутое росой небо, яркое до утомительности, бесконечно далёкое и равнодушное. Горьковатый запах дыма. Дрожащий над костром воздух. Нестерпимо сверкающие капли росы. И впереди ещё один жаркий, не несущий облегчения день.
  Эльф подсел к огоньку. Ему хотелось лечь, закрыть глаза и открыть их уже в Светрэне, ну, в крайнем случае, на корабле, плывущем туда.
  Рыжие вершины и синие кроны сосен, устремлённые в голубое небо... Синий можжевельник и рыжие склоны, отражающиеся в голубой воде фьорда... Рыжее, синее и голубое... И ещё розовая вересковая метель.
  Как это хорошо, когда цветёт вереск, он напоминает о далёком и прекрасном Светрэне. Суждено ли когда-нибудь увидеть его вновь?
  Стен хлопотал у костра, собирая скромный завтрак. Его добродушная курносая физиономия показалась эльфу растерянной и озабоченной.
  - Что-нибудь случилось? - спросил Ольдэк.
  - Да ничего особенного, - пробормотал Стен, - я был в гроте...
  - Это же далеко! - изумлённо перебил его Ольдэк. - Ты вообще спал сегодня?
  - Спал, спал, - кивнул Стен, подбрасывая в костёр ветки, - есть ещё один путь, он короче, но там... трудновато пройти... Это всё не важно... Вашего плота нет на месте.
  С эльфа мгновенно слетела вся сонливость. Он подался вперёд и уставился на Стена широко открытыми глазами.
  - Ну, что поделаешь, - вздохнул малявка, - в общем-то, это тоже не важно, плот можно сделать новый. Хуже, если про грот узнали ниелунты. Это был очень удобный грот. Правда, я дошёл до последней лестницы, ведущей уже к воде, и никого не увидел, но это ещё ничего не значит. Они могли уйти оттуда. Свежими огурцами, надо сказать, там пахло очень сильно.
  Ольдэк опустил голову и не проронил ни слова. Он старался побороть своё отчаяние. Неудачи, одни неудачи с самого начала. Словно какое-то странное заклятие наложено на него самого, и он приносит несчастье и себе, и всем, кто пытается ему помочь. Пленённый Майкл, пропавший дядюшка Укконен, исчезнувший плот, всё одно к одному. А теперь очередь наверняка за Стеном и Зу-малявкой. И что сделать, чтобы хоть они избежали опасности?
  - Не горюй, - похлопал его по плечу Стен. - Это всё мелочи. Я хотел там верёвку прихватить, ну да обойдёмся как-нибудь. Сейчас вот соберёмся и пойдём к хребту Ихве. Посмотрим, может, сумеем помочь Майклу.
  - Хорошо, - обречённым голосом сказал Ольдэк, понимая, что разубедить малявок ему не удастся. "Прямо в лапы к троллям, - подумал он.- Что ж, и я с ними, по крайней мере, будем все вместе. А может, их и отпустят, ведь они Батазону не нужны".
  Зу-малявка, потягиваясь, вышла из норки и спросила недовольным сонным голоском:
  - Вы чего меня не разбудили?
  - Твори милосердие, и да обернётся оно тебе сторицей, - ответил Стен, весело подмигивая, - садись завтракать.
  Он разделил поровну вчерашние холодные блины, разлил по кружкам душистый чай и сам принялся за еду, безмятежно причмокивая.
  В путь они двинулись, когда солнце уже высушило росу. Теперь рюкзак Зу-малявки нёс эльф. Она, правда, попыталась спорить, но встретилась с недоумевающим взглядом синих глаз и смущённо умолкла.
  Маленький отряд шагал точно на север, к высящимся на фоне голубого неба чёрным базальтовым горбам хребта Ихве. Тропа петляла между каменных валунов, ныряла в неглубокие ложбинки и овражки, взбегала на каменистые площадки, дочиста выметенные ветром, но каждый раз, когда из густого ельника или заросшего орешником овражка они выбирались на относительно чистое место, кручи хребта Ихве становились всё ближе и ближе, постепенно загородив собой почти половину неба.
  Позади осталась переправа через Йоутсенентютар, несколько удобных расщелин с густым вереском, частый еловый пролесок. Впереди перед ними лежала почти голая земля - редкие каменные глыбы, отдельные кусты можжевельника.
  Стен пошёл осторожнее, принюхиваясь и бережно ставя ноги на землю. Ольдэк и так шагал абсолютно беззвучно, Зу-малявка подобрала полы платья и испуганно зыркала глазами по сторонам, как бы не толкнуть какой маленький камешек, так ведь недалеко и до горного обвала. В предгорьях Ихве они случались очень часто.
  Теперь они двигались короткими перебежками, от камня к камню, от куста к кусту.
  - Пахнет ниелунтами, - прошептал Стен во время одной из передышек.
  - Угу, - ответила Зу-малявка, плотнее прижимаясь к тёплому гранитному валуну.
  И тут, почти сразу, они увидели часового. Нескладный ушастый ниелунт, словно нарочно напоказ, во весь рост, стоял на взгорке чуть поодаль, обозревая окрестности из-под ладони. Стен не удержался и захихикал.
  - Пугало пещерное, - пробормотал он про себя.
  - Я его сниму? - спросил эльф.
  - А сможешь? Место открытое, - засомневался малявка.
  Ольдэк улыбнулся, скинул рюкзак и беззвучно скользнул в сторону. Стен не успел ничего сообразить, как перестал его видеть, словно эльф вдруг стал невидимкой.
  Несколько минут они с Зу-малявкой потерянно оглядывались, не зная, что подумать, а потом часовой на взгорке как-то нелепо взмахнул в воздухе руками и упал. На взгорок поднялся Ольдэк и махнул им рукой. Они бросились к нему.
  Ниелунт лежал на земле, руки стянуты ремнём, рот завязан платком, и зло сверкал глазами. Увидев двоих малявок, он посерел от страха, заизвивался как червяк и зашипел.
  - Хорош, голубчик, - протянул Стен, - здорово ты его.
  - Да ничего особенного, - отмахнулся Ольдэк, - идите лучше сюда.
  Они подошли вслед за ним к краю обрыва и затаились в чахлых ивовых кустиках.
  Внизу, прямо перед ними, лежал вход в огромную мрачную пещеру. Возле него стояли два таргита. На поляне перед входом, на пожелтелой колючей траве стояло, сидело, лежало и бесцельно шлялось взад-вперёд множество ниелунтов. Справа и слева на поляну вели два узких прохода между скал, они охранялись усиленными дозорами.
  - Н-да, - печально качнул головой Стен, - с разбегу тут ничего не сделаешь. В пещеру, конечно, можно прорваться (эльф содрогнулся), да я не знаю её планировки, и одному покровителю троллей известно, где они держат Майкла. Может, попробуем обойти с другой стороны, только я боюсь, тут везде часовые?
  Эльф не успел ответить.
  Из тёмного входа в пещеру, щурясь на солнце и важно помахивая хвостом, плавно вышла Мирмика.
  - Предательница! - охнула Зу-малявка, хватаясь за голову.
  - Эта, что ли, тебя привезла? - удивился Стен.
  - Эта! - свирепо ответила майклова сестрица, стискивая побелевшие кулачки.- Ну, попадись она мне!
  - Спокойнее, спокойнее, - ласково проговорил Стен, - ну чего ты переживаешь? Мирмики же чокнутые, они не соображают, что делают.
  Эльф удивлённо посмотрел на них. Он не понял причин внезапного гнева своей маленькой спутницы, но мгновенно уловил, какая опасность им угрожала.
  Мирмика застыла, как собака в стойке, шумно втянула воздух своими влажными ноздрями, улыбнулась от уха до уха и бросилась точно к ним.
  - Бежим! - шепотом воскликнул Ольдэк, хватая за руки малявок. Те глянули вниз и, не сговариваясь, все они ринулись прочь от края обрыва.
  Земля замелькала у них под ногами. Камни, трава, песок, какие-то ветки, - неважно! - вперёд, вперёд, быстрее, к спасительной кромке леса! Они неслись, не разбирая дороги, спотыкаясь, тяжёлые рюкзаки колотили по спинам. Ещё немного! Густой ельник совсем близко!
  Стен на бегу оглянулся. Мирмика гналась за ними огромными прыжками. Она догоняла их, и это не мудрено, где уж им было тягаться с Мирмикой.
  Но не это было самым страшным. Позади, над взгорком, где они бросили связанного часового, показались ушастые головы ниелунтов. Стен не мог их сосчитать, но врагов было много. Огромный отряд, вооружённый кривыми кинжалами и пращами. У малявок и эльфа почти не было надежды уйти.
  - Стойте! Куда же вы! - радостно вопила Мирмика, совершая в воздухе какие-то замысловатые кульбиты.
  Они буквально ворвались в густую тень елового подлеска, и вслед за ними туда же, с треском, ломая ветки, влетело это беспокойное косматое животное.
  - Ох! Насилу догнала, - выкрикнула она, прижимая Зу-малявку ладошкой к земле. - Куда же ты потерялась? Я тебя искала, искала!
  - Отпусти! - не своим голосом завопила Зу-малявка и в отчаянии вцепилась зубами в большой палец Мирмики.
  Та пронзительно заверещала и закружилась волчком. Эльф схватил Зу-малявку за руку, и они бросились следом за Стеном.
  Ельник вдруг как-то сразу кончился, и непонятно почему они оказались в низеньком светлом сосняке. Вся земля вокруг заросла серым ягелем. Он с хрустом ломался под ногами, забивался в одежду, мешал бежать. И без того измотанным, им пришлось перепрыгивать через особенно высокие куртины ягеля, продираться через переплетшиеся стебли водяники и толокнянки.
  Дотошная Мирмика камнем рухнула перед ними на землю.
  - Я и так тебя слушаюсь, - недоумевающе сказала она, сводя к переносице круглые глазищи. - Зачем же кусаться?
  Стену показалось, что сердце сейчас выскочит у него из груди. Топот врагов нарастал за спиной. Слышались их пронзительные вопли. А эта дура расселась на дороге и хлопает своими наивными глазищами.
  - Пошла вон! - заорал он. - Или, клянусь хвостом пескороя, я отрежу тебе уши!
  И схватив валявшуюся на земле шишку, он запустил ей в Мирмику.
  Мирмика не обиделась. Хоть Мирмики и очень любят свои уши, а пескорои, пожалуй, их единственные враги. Злое лицо Стена рассмешило её, а брошенную шишку она приняла за новую игру. Мирмика скакнула в сторону, взлетела на сосну, и в спину и без того усталым беглецам полетел град шишек.
  Одна из шишек метко щёлкнула Стена по затылку, он охнул и упал на колени. Эльф бросился его поднимать. Зу-малявка посмотрела назад и обессилено опустила руки. Из-за синих елей выбежали первые ниелунты. Они были выше малявок, и ягель не мешал им бежать. Троим малышам на почти открытом пространстве среди сосен в высоком оленьем мху больше не на что было надеяться. Слёзы защипали ей глаза.
  И тут произошло что-то совершенно непонятное. Раздался скрип, потом сухой нарастающий треск, почти грохот. Исполинская сосна, старая как эти горы, в грубой растрескавшейся коре, медленно падала вниз, сокрушая всё на своём пути. Давно уже мёртвая, с голыми сухими ветвями, но полная чудовищной силы, она стремительно неслась вниз, точно на ниелунтов.
  Эльф в ужасе смотрел вверх, на приближающуюся крону сосны-гиганта. Она не могла задеть их, но всё же сердце его бешено стучало. И вдруг! В просвете над другими соснами он увидел сверкнувшие на солнце белоснежные крылья альбатроса. Как давно не прилетал его друг! Ольдэк хотел крикнуть, но альбатрос исчез за деревьями.
  Ужасный грохот поглотил всё вокруг. Сосна рухнула, трепеща своими длинными почерневшими ветвями. Словно спички ломались вокруг неё молодые сосенки. Взметнулись вверх обломанные сучья, клочья оленьего мха, вывороченная земля.
  Ошалевшие ниелунты с воплями удирали назад в ельник. Стен наконец-то смог подняться.
  - Бежим! - прохрипел он, потирая ладонью затылок.
  И они вновь помчались так быстро, насколько могли по трескучему беломошью. Откуда-то под ноги подвернулась тропа, и Стен, не задумываясь, побежал по ней. Эльф и Зу-малявка спешили следом.
  Опомнившиеся враги снова заголосили где-то позади. Их злобные зелёные глаза мерцали среди деревьев.
  Тропа пошла круто вверх, и они внезапно очутились в узком проходе между скал. Тропа карабкалась всё выше и выше, петляя среди валунов по узкому ущелью, потом она стала такой крутой, что путники уже еле тащились вверх. И вот тропа упёрлась в вертикальные ступени, каждая высотой не меньше полуметра. Одолеть их с разбегу маленький отряд не мог.
  Они остановились, переводя дыхание. Ольдэк сбросил рюкзак и вытащил кинжал, готовясь принять бой. Передовой отряд ниелунтов показался в начале ущелья в узком проходе между скал. Увидев, что беглецы заперты в ловушке, они радостно заголосили.
  И опять непонятная случайность пришла на помощь малявкам и эльфу. Несколько камней упали в проходе, а за ними с рёвом и грохотом в ущелье обрушился целый камнепад. Он высокой надёжной стеной отгородил беглецов от их преследователей. Крики ниелунтов стихли.
  - Покровитель малявок, - прошептал Стен, отирая пот дрожащей рукой. - Нам сегодня положительно везёт.
  - Спасены, - прошептала Зу-малявка и начала негромко всхлипывать.
  Ольдэк ничего не сказал. Он молча смотрел в небо, где опять - опять! - в недосягаемой голубой вышине промелькнули белые крылья альбатроса. Потом он почувствовал, как у него закружилась голова, и привалился спиной к каменной вертикали.
  - Надо передохнуть, - всё ещё срывающимся от усталости и одышки голосом сказал Стен.
  Ему никто не ответил. Его спутники уже свалились, где стояли, даже не пытавшись устроиться как-нибудь поудобнее. Стен лёг и закрыл глаза, но даже не успел расслабиться. Лёгкий шорох привлёк его внимание, он мгновенно приподнялся и как в кошмарном сне увидел над собой улыбающуюся физиономию Мирмики. Лапы её сжимали с десяток крупных смолистых шишек.
  Стен застонал и зажмурился. Ему захотелось, чтобы это кошмарное видение куда-нибудь исчезло. "Тебе плохо?" - заботливо спросил Ольдэк, приподнимаясь, и замер в изумлении, уставившись на Мирмику.
  - Давай ещё шишками кидаться! - радостно предложила та, всыпая свой смолистый груз.
  - Сгинь, пропади! - ответил Стен и спрятал голову под рюкзак.
  - Ты как сюда попала? - спросила Зу-малявка, неохотно приподняв голову от земли.
  - Через камни, я лёгкая! - с готовностью ответила Мирмика. - Давайте шишками кидаться?
  - Не буду я с тобой шишками кидаться, - сердито ответила майклова сестрица, - ты меня не слушаешься. Зачем ты к этим чёрным пошла?
  - Да... А ты не говорила, что к ним нельзя ходить, - заныла Мирмика, но тут же вновь расплылась в улыбке, - я и так к ним больше не пойду. Эти противные зеленоглазые щиплются, а тот чёрный только орёт и орёт. Сегодня всё утро орал. "Найдите мне его! Я вам всем головы оторву!"
  - Кого он искал? - спросил Стен, мгновенно выныривая из-под рюкзака.
  Мирмика немного удивлённо попятилась, когда они втроём обступили её, буквально впившись в неё глазами.
  - Малявку такого рыжего, - ответила она, хлопая глазищами, и, увидев, как вспыхнули в ответ их глаза, поспешно затараторила: - Они его вчера поймали, а ночью он убежал, и эти противные все пещеры облазали, а его не нашли, и вот этот чёрный орал и топал...
  - Умница! - завопила Зу-малявка и бросилась к Мирмике на шею. - Йо-хо! Майкл удрал!
  У Ольдэка вырвался вздох облегчения, Стен хлопнул его ладонью по плечу:
  - Я тебе говорил, Майкл не пропадёт! А ты переживал.
  О том, что он сам переживал и волновался не меньше, малявка умолчал.
  - О, да! - кивнул эльф, и вдруг с удивлением обнаружил, что от горечи, терзавшей его весь день, почти не осталось следа
  Мирмика, визжа и приплясывая, кружилась по земле, иногда подбрасывая вверх Зу-малявку. Новая игра показалась ей страшно забавной. А майклова сестрица весело хохотала, и на её лице было написано такое ликование, что эльф и малявка невольно обменялись смущёнными, но ужасно довольными взглядами.
  Усталость покинула их словно по мановению волшебной палочки.
  - Что будем делать дальше? - по-деловому спросил Ольдэк, берясь за рюкзак.
  - Я думаю, - потирая лоб, ответил Стен, - самое разумное было бы отправиться к валимийским гномам.
  - К гномам? - протянул эльф с таким недовольством, что Стен от неожиданности уронил свой мешок.
  - Ну да, к гномам, а чего тут такого? Они отлично знают все подгорные переходы и помогут нам отыскать Майкла.
  Ольдэк нахмурился и засопел носом, но сумел пересилить себя.
  - Ладно, к гномам, так к гномам, - пробормотал он без особой, впрочем, радости в голосе.
  - Нет, постой, - Стен сжал его руку. - Я, конечно, понимаю, что гномы вам подложили порядочную свинью, но ты не ровняй всех гномов под одну гребёнку. Валимийские гномы знаешь, какие ребята, не чета вашим. И Майкл с ними всегда дружил.
  - Я же сказал, ладно! - резковато отозвался эльф и вдруг улыбнулся своей мягкой обезоруживающей улыбкой. - Я всё понимаю, Стен, поверь, я ничего не имею против гномов, ну, не ворчи на меня, пожалуйста.
  И он осторожно освободился от руки малявки. Стен ухмыльнулся и что-то весело засвистел, вытаскивая из мешка верёвку.
  Зу-малявка наконец вырвалась из объятий Мирмики и подошла к своим спутникам.
  - Стен, можно Мирмика пойдёт с нами? - спросила она. - Ну не возвращаться же ей назад к таргитам?
  - Пусть пойдёт, - пробормотал Стен и вдруг весело посмотрел на нее. - Как ты сказала? Назад к таргитам. А ведь это идея! Эй ты, сумасбродка, иди-ка сюда.
  Мирмика подошла бочком и уставилась на него хитрющими рыжими глазищами.
  - Слушай, Мирмика, хочешь быть разведчицей...
  - Хочу! - возликовала Мирмика, подлетая вверх как на пружинах. - Я уже была, когда мы разлили молоко и убежали к морю! А куда мы теперь покрадёмся?
  - Покрадёшься ты одна, - серьёзно сказал Стен. - Покрадёшься назад, в лагерь чёрных, будешь там жить и всё-всё запоминать.
  - Ох, нет! - Мирмика попятилась, - зеленоглазые щиплются, я не хочу.
  - Но нам очень надо, чтобы ты это сделала, - сказал Стен, трепля её шёлковую шерсть.
  Мирмика скуксилась и жалобно посмотрела на эльфа.
  - Нам, правда, очень надо, - сказал Ольдэк и ласково посмотрел ей прямо в глаза.
  Мирмика совсем сникла и бросила последний почти безнадёжный взгляд на Зу-малявку.
  - Я даже не прошу тебя слушаться, - сказала та с тяжёлым вздохом и погладила Мирмику по мордочке, - Я прошу тебя нам помочь.
  И по тому, как смотрели на неё эти трое, Мирмика поняла - действительно надо. Впервые за всю её беспечную жизнь ей пришлось задуматься о чём-то серьёзном, хотя это было для нее очень трудно. Но вместе с тем и приятно. А как только Мирмика поняла, что ей приятно, ей тот час же стало интересно.
  - Хорошо, - сказала Мирмика, и расплылась в своей самой ласковой и дурашливой улыбке. - Я поняла.
  В несколько прыжков одолев ущелье, она легко перемахнула через каменный барьер и скрылась.
  - Вот сумасбродка, - огорчённо сказал Стен, - как была с пустой головой, так и осталась. Как мы с ней связь-то держать будем?