Пролог Глава 01 Глава 02 Глава 03 Глава 04 Глава 05 Глава 06 Глава 07 Глава 08 Глава 09 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 23 Глава 24 Глава 25 Глава 26 Глава 27 Глава 28 Глава 29 Глава 30 Эпилог

Далеко в Туманных горах. Глава 14

  
  
  Мирмика куда-то подевалась. Она и раньше исчезала, но ненадолго, любила поносится с утра пораньше по мокрым от росы кустам, или сбегать искупаться, а вот сегодня...
  Зу-малявка проискала ее почти все утро. Она звала, бегая по скалистому берегу фьорда Колмесарвинен, выглядывая свою ненадежную спутницу среди камней и елей, внизу - в воде. Но Мирмика как сквозь землю провалилась.
  Зу-малявка ужасно расстроилась. Она уже, даже, пожалуй, попривыкла к этой дурашливой, но доброй Мирмике. В то утро, на морском берегу, проснувшись и обнаружив, что Мирмика никуда не ушла, а спит рядышком, свернувшись колечком, Зу-малявка была вне себя от радости. Ведь так страшно остаться совершенно одной в лесу или на море, особенно если ты - самая маленькая малявка. Хотя, малявки, конечно, не трусы.
  Два дня они путешествовали по побережью, точнее, часть пути по побережью, а часть вдоль фьорда Колмесарвинен. Им пришлось проделать этот крюк, потому что Мирмика побоялась нырнуть в море с высоких скалистых берегов хребта Енсиммяйнен. Да, даже если бы она это сделала и проплыла мимо фьорда по морю, то потом не смогла бы вылезти на берег. Зу-малявка не знала о существовании грота в устье Йоутсенентютар под водопадом. Она вообще плоховато знала эти места, ведь родилась она уже не здесь, а на чужбине, и о своей родине слышала только в рассказах других малявок.
  Но фьорд Колмесарвинен Зу-малявка узнала сразу. Да это и немудрено было сделать. Словно ветвь оленьих рогов, фьорд разделялся на три рукава, и все они лежали перед Зу-малявкой, как на ладони.
  Она хотела обогнуть фьорд и вновь выйти на морское побережье, чтобы идти дальше вдоль него. Она так надеялась вновь увидеть в морской синеве мачту со знакомым вымпелом.
  И вот, как назло, Мирмика куда-то исчезла.
  Зу-малявка уже утомилась петлять среди елей и нагромождений скалистых обломков. Утренний туман сошел, но клочья белой ваты еще висели кое-где на деревьях. Солнце начало забирать свои права.
  Ледяная гора Йоутсенен парила в синем небе за грядой невысоких скал хребта Илайоки. Они увидели ее еще вчера, когда обогнули хребет Енсиммяйнен и миновали первый рог фьорда Колмесарвинен. Может быть, Мирмике захотелось посмотреть на снег?
  Зу-малявка нырнула в густую вересковую поросль, и в этот момент ей показалось, что вверху, в ветках, мелькнула чья-то тень. Она подняла голову и, споткнувшись, свалилась в поросший вереском неглубокий овраг.
  Она не успела даже охнуть. Но, если уж быть до конца откровенным, она совсем собралась испуганно запищать и заплакать. Но не успела.
  Из густых вересковых зарослей на нее насмешливо и приветливо посмотрели блестящие черные глаза. Потом вереск раздвинулся, и на дно оврага вышел совершенно незнакомый ей малявка. Они молча уставились друг на друга.
  У незнакомого малявки были длинные, прямые, черные волосы, да и сам он от загара был смуглым, как прокаленный орех. Чуть вздернутый нос, насмешливо прищуренные глаза, на губах изучающая полуулыбка.
  Он склонил голову на бок, присел перед ней на корточки и спросил:
  - Не ревешь?
  Зу-малявка помотала головой и крепко прижала к животу книгу.
  - Молодец, - он поднялся и протянул ей руку, - Вставай, пойдем, я тебя накормлю.
  Она вцепилась в протянутую ладонь, поднялась и бодро зашагала вслед за ним сквозь ароматный вереск. Непонятно почему, но незнакомый малявка внушал ей доверие, рядом с ним она сразу почувствовала себя спокойнее и увереннее.
  Они вышли на крохотную полянку. Дымил костерок, закипал чайник.
  - Садись, - он подтолкнул ее к костру, повесил над огнем котелок.
  Некоторое время тянулось молчание. Зу-малявка внимательно разглядывала своего неожиданного хозяина. Движения малявки были точными и уверенными. От него просто веяло спокойствием и надежностью.
  Он дождался, пока вскипит вода в котелке, высыпал туда крупу, заварил чай. Вкусно запахло липовым цветом. Налил ей большую кружку и теперь сидел напротив, периодически помешивая варево в котелке.
  - Кто ты? - спросил он, когда Зу-малявка отставила кружку.
  - А ты? - она прищурилась.
  Малявка рассмеялся. Глаза его весело заблестели.
  - Неплохое начало, кроха. Твоя подозрительность великолепна, но раз уж ты пьешь у меня чай, я хочу знать, как тебя зовут. Все же это я пригласил тебя в гости, а не ты меня.
  Зу-малявка невольно улыбнулась и решила пококетничать.
  - Меня зовут... Женевьева.
  - Хм, - незнакомец зачерпнул немного каши и смотрел, как она стекает с ложки обратно в котелок, - Это мне ничего не говорит. Так могут звать кого угодно.
  - Моего брата зовут Майкл-Шотландец, - обиженно сказала Зу-малявка.
  - Да? - малявка поднял голову и внимательно, словно бы с недоверием оглядел ее с ног до головы, - Значит ты - сестричка Майкла, и тебя еще называют Зу-малявка.
  Зу-малявка вспыхнула от смущения, а незнакомец тем временем продолжил рассеянным тоном:
   - А меня зовут Стен-Без-Промаха, но, впрочем, ты меня не знаешь. Мы с твоим братом дрались с ниелунтами еще в ночь большого совета, только тогда его звали не Майкл-Шотландец, а Майкл-Оружейник, это уже потом ему дали новое прозвище, когда он обосновался в Шотландии. Ешь.
  С этими словами Стен выплеснул в миску пол котелка каши и протянул Зу-малявке. Себе он взял котелок с оставшейся кашей и неспешно принялся за еду.
  - А где же теперь Майкл? - спросил он, дуя на ложку, - Я слышал, он уехал из Шотландии.
  - Да, - кивнула Зу-малявка, - мы вместе уехали оттуда и добрались до Исойоки, где была чудесная долина, а потом...
  И она рассказала Стену обо всем, что случилось с ними с того момента, как Майкл постучался в двери дома дядюшки Укконена.
  - Он был такой красивый и несчастный, Майкл не мог ему не помочь, - завершила она свой рассказ.
  Стен сидел, полуприкрыв глаза, но, впрочем, не забывая про кашу. На полянке воцарилась тишина, так что было слышно, как гудят в вереске тяжелые шмели. Легкий ветерок теребил макушки деревьев, да еще позвякивала ложка Стена, задевая дно котелка.
  - А ты как сюда добралась? - спросил он немного погодя.
  - На Мирмике, - вздохнула Зу-малявка, - только она сбежала.
  -Ну, ты даешь! Странно еще, что она вообще привезла тебя сюда, а не куда-нибудь в Выху. Ладно.
  Он решительно встал, отставив пустой котелок.
  - Собери тут мои вещи. У тебя что-нибудь было с собой? Сиди. Я принесу твой рюкзак. Пойдем искать Майкла. Вечно он ввязывается, куда не просят, впрочем, эльфа жаль, конечно.
  Произнеся эту неожиданную тираду, Стен исчез за стеной вереска. Зу-малявка онемела от изумления и радости. Казалось, еще минуту назад Стен сидел напротив, мирно жевал кашу и никуда не собирался, и вдруг...
  Она кинулась собирать его немногочисленные вещички. Вымыла миску и котелок кипятком из чайника. Залила костер. Оглянулась - что бы еще сделать.
  Случайно взгляд ее скользнул по вершине хребта Йонтакана, и сердце Зу-малявки вдруг бешено застучало в груди. От волнения она даже села, где стояла, с открытым ртом.
  Над горой Кутсувамяки, над синим ельником и рыжими склонами гор тянулась в пронзительную синеву неба слабая струйка дыма. Это было бы все ничего, мало ли кто зажег костер в Туманных горах, но дым поднимался над горой Кутсувамяки, над горой всеобщего сбора, где испокон веку малявки зажигали "говорящий" костер. И дым - говорил.
  Зу-малявка умела понимать язык дыма, этому она научилась в глухих чащобах Выху, где и не существовало другого способа связи между ушедшими туда малявками.
  "Малявки!" - сказал дым и... исчез. Растаял в голубом небе. Зу-малявка дрожащими пальцами прижала к груди вымытую миску.
  Кто зажег этот костер? Кто хотел привлечь внимание своих сородичей? Зачем он это сделал? И что с ним случилось? Она почувствовала, как от волнения у нее защипало в носу.
  - Ты что это? - удивленно спросил Стен, бросая на землю ее рюкзак. - Давай миску.
  Он взял миску из ее окостеневших пальцев и засунул в свой мешок. Зу-малявка этого даже не заметила. Стен проследил направление ее неподвижного взгляда, потом осторожно потряс ее за плечо.
  - Ты чего там увидела?
  Только сейчас Зу-малявка заметила, что он вернулся.
  - Дым, - чуть слышно прошептала она, - Ты видел дым?
  - Нет, - мотнул головой Стен, - давай, бери рюкзак, да двинем к морю.
  - Дым, ты понимаешь, - она взволнованно вцепилась в его одежду, - Дым над Кутсувамяки, "говорящий" дым. Он сказал "малявки" и исчез. Пойдем туда, я прошу тебя, пойдем на Кутсувамяки.
  Стен недоверчиво хмыкнул и почесал в затылке.
  - А ты не ошиблась? Впрочем, Кутсувамяки нам по дороге и тропа там удобнее. Хорошо, будем проходить мимо, поднимемся на Кутсувамяки. Пошли.
  Он бодро вскинул свой мешок на плечи и зашагал вперед, сквозь пьяняще-розовую вересковую метель.
  На Кутсувамяки они поднялись, когда день уже перевалил на вторую половину. От скал пролегли недлинные синие тени, чахлая трава на залитых солнцем полянах напоминала старинную бронзу. Искристой белизной сверкал пик Йоутсенен и глухо ревела где-то совсем рядом, словно стая запертых в подземелье диких зверей, порожистая Йоутсенентютар.
  Стен привычно вышел на просторную каменистую площадку со старым костровищем в центре. "Н-да," - протянул он изумленно, роняя мешок к ногам и дергая себя за ухо. "Да тут было настоящее побоище".
  Зу-малявка встала рядом с ним и почувствовала, что сейчас заревет. На том конце площадки, на самом обрыве над Йоутсенентютар, словно упавший на землю кусок неба, лежал плащ эльфа. А рядом с ним красный зонтик и потрепанный блокнот Майкла.
  Она сделала несколько шагов вперед и застыла, силясь подавить невольную дрожь. Стен за ее спиной шумно втянул носом воздух и негромко сказал:
  - Ниелунты.
  Но это было ясно и так. Вся площадка была покрыта клочьями жесткой шерсти. В золе затоптанного костра отпечатались узкие шестипалые следы.
  - Их увели, - пробормотала Зу-малявка.
  Стен-Без-Промаха ничего не ответил. Он внимательно оглядывался.
  - Их увели, и Майкла, и Ольдэка! - пронзительно крикнула она, прижимая к себе голубой плащ.
  - Не ори, - спокойно ответил Стен, останавливаясь у обрыва и заглядывая вниз, - Скажи лучше, у твоего эльфа были сапоги?
  Зу-малявка посмотрела на него непонимающими глазами. Какое это сейчас имело значение - были ли у Ольдэка сапоги - если они оба наверняка попали в руки врагов?
  Стен добродушно усмехнулся.
  - Ну не смотри на меня, как дикая кошка, лучше взгляни сюда.
  Он взял ее за руку, подвел к самому обрыву и показал на круглый замшелый валун, слегка выдающийся над обрывом. Во мху словно ножом были прочерчены две свежие борозды.
  - Такие борозды могли бы остаться от подкованных каблуков, если бы здесь кого-нибудь столкнули в воду, - сказал Стен, - Ну, так, были у него сапоги?
  - Да, - прошептала Зу-малявка, чувствуя, как ее сердечко вновь начинает трепетать, но теперь уже от проснувшейся надежды.
  Стен зашагал вниз по тропе, сделав ей знак идти следом.
  - Надеюсь, эльф хорошо плавает, - проговорил он на ходу, если бы я прыгнул в Йоутсенентютар, то попытался бы вылезти у Ревущих Камней. Там, у левого берега течение слабее и скалы нависают козырьком, так что сверху ничего не увидишь.
  - Может и Майкл? - неуверенно произнесла она.
  - Вряд ли, - резковато ответил Стен, - они кого-то уволокли на веревке. Стой!
  Они стояли над самыми Ревущими Камнями. От грохота бешено кипящей воды закладывало уши. Шапка пены стояла над гладкими мокрыми валунами.
  Вот у этих самых валунов, на каменистой отмели, в ручье со слабым течением неподвижно лежал эльф. Отсюда, сверху, им было плохо видно, но и так понятно, что дела обстоят неважно. Эльф лежал неподвижно, не подавая никаких признаков жизни.
  - Мертв? - словно бы сам у себя спросил Стен, - Как бы туда спустится?
  - З-з-з-з-з-он-т-тик, - заплетающимся языком пробормотала Зу-малявка, глядя на Стена совершенно округлившимися глазами.
   То ли от холодного ветра, то ли от страха ее била дрожь. Стен недоуменно нахмурился.
  - Н-н-а н-н-н-ем м-можно л-л-летать, - пролепетала Зу-малявка.
  - Неси, - кивнул Стен, сразу уразумев, в чем дело.
  Она опрометью кинулась вверх по тропинке, так, что ветер засвистел в ушах. "Только бы жив, только бы жив, только бы жив..." - стучала молоточками в висках кровь.
  Стен открыл зонтик и плавно улетел вниз. Зу-малявка стояла на четвереньках над обрывом и смотрела, как спускается и как медленно поднимается с двойным грузом красный зонт.
  - Отличная штука, - фыркнул Стен-Без-Промаха, выбираясь на край обрыва, - Да не бойся. Жив. Жив.
  Вдвоем они уложили эльфа на мягкий мох. С его волос и одежды текла вода. Лицо было очень бледным, а дыхание очень слабым.
  - Сейчас очнется, - уверенно сказал Стен и энергично встряхнул эльфа.
  - Ты что делаешь! - возмутилась Зу-малявка, - Ему искусственное дыхание надо делать!
  - Еще чего, - усмехнулся Стен, - и так в себя придет.
  Зу-малявка гневно раздула ноздри, но сказать ничего не успела.
  Ольдэк открыл глаза, потом стремительно сел и огляделся. Взгляд его остановился на Зу-малявке.
  - Это ты? - удивленно, но и с облегчением воскликнул эльф, - Ты все же пошла следом...
  - И скажи ей за это спасибо, - отозвался Стен, - а то лежал бы ты там внизу - холодный и красивый, и совершенно неживой.
  Эльф бросил взгляд на обрыв, потом посмотрел в веселые глаза незнакомого малявки и тоже улыбнулся.
  - Боюсь, мой долг перед племенем малявок, скоро станет неподъемен, - произнес он, устало, потом вдруг быстро поднялся и вежливо поклонился, - Назови мне свое имя, чтобы я знал, кого должен благодарить за спасение.
  - Стен-Без-Промаха, - усмехнулся Стен, - А тебя зовут Ольдэком, я знаю. И давай обойдемся без велеречивых фраз. Идти можешь?
  - Конечно, - тут эльф сильно покачнулся. Стен и Зу-малявка поддержали его с двух сторон.
  - Я сам, - он попытался отстранить их, и вдруг испуганно посмотрел на Стена. - А где Майкл? Вы нашли его?
  - Майкла увели ниелунты, - уныло сказала Зу-малявка.
  Ольдэк помрачнел. Он как-то сразу ссутулился, обхватил плечи руками и побрел вверх по тропе. Стен догнал его и хлопнул по плечу.
  - Майкл не пропадет, - добродушно сказал он, - ему с ниелунтами схватится не впервой. Эй, да тебя трясет.
  Эльфа и вправду трясло от холода. В мокрой одежде ветер прохватывал его насквозь. Он дрожал так, что зубы стучали.
  - Иди сюда, - Стен взял эльфа за руку и почти бегом втащил на площадку, где остались их вещи.
  Там он достал из своего мешка запасное платье и шерстяные носки.
  - Отвернись, - бросил Стен Зу-малявке. Она послушно ушла в вересковые заросли.
  Ольдэк попытался что-то возразить.
  - Еще чего, - рассердился Стен, - ну-ка, быстро раздевайся. На, вытрись. И носки надень. Это твой плащ? Завернись. Ну вот, совсем другое дело. Я тут видел по дороге славную норушку. Идем. Эй, ты, можешь выходить!
  Последняя фраза относилась уже к Зу-малявке.
  Теплый летний вечер застал их в уютной лощинке, крытой от ветра среди прогретых солнцем камней. Солнце уже ушло за скалы, но вершины гор еще рдели теплым розовым светом последних лучей. На их фоне густые леса, уже утонувшие в тени, казались особенно темными и мрачными. Блестела внизу вода фьорда Колмесарвинен.
  Сладковато-горьким дымом тянуло от костра. Негромко потрескивал сухой, смолистый можжевельник. Шкворчало масло на сковороде и в миске быстро росла горка румяных блинов.
  Ольдэк глотал терпкий чай, заваренный на листьях брусники, кипрея и еще каких-то трав. Он отогрелся, и теперь его тянуло в сон, но Стен хотел сперва напоить его каким-то лекарственным варевом, булькавшим в котелке. Дожидаясь, пока оно будет готово, эльф устало привалился спиной к теплому камню и закрыл глаза. Кружка выпала из его рук.
  Стен вертел в руках кинжал Ольдэка.
  - Отличная работа, - произнес он, наконец, неохотно возвращая клинок хозяину, - Майкл делал?
  Эльф кивнул и негромко сказал:
  - Майкл столкнул меня вниз и хотел прыгнуть следом, но не успел. Не представляю, когда я сунул кинжал в ножны, наверное, пока падал.
  - А дальше, - поинтересовался Стен, переворачивая блин.
  - Дальше меня донесло течением до камней, там я смог выбраться на берег. Хотел подняться вверх по стене, но сорвался.
  - Еще бы, - кивнул Стен и восхищенно покачал головой, он прекрасно знал эту отвесную скалу у Ревущих Камней - подняться по ней и с помощью веревки было бы нелегко. Эльф нравился Стену все больше и больше, потому что Стен-Без-Промаха очень уважал упрямцев и храбрецов.
  Зу-малявка выбралась из небольшой пещерки под корнями давно упавшей ели.
  - Все готово, - сказала она, отряхивая с платья клочья мха, из которого сооружала постель.
  - И у меня тоже, - кивнул Стен, снимая с огня котелок, - ну-ка, давай. Пора глотать лекарство.
  - Может не надо, а? - запечалился Ольдэк, недоверчиво глядя на котелок - Я ведь не болен. А это - у тебя в котелке, оно так странно пахнет.
  - Ты зачем со мной споришь? - удивленно поднял брови Стен.
  Эльф рассмеялся и подставил кружку.