Пролог Глава 01 Глава 02 Глава 03 Глава 04 Глава 05 Глава 06 Глава 07 Глава 08 Глава 09 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15 Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 23 Глава 24 Глава 25 Глава 26 Глава 27 Глава 28 Глава 29 Глава 30 Эпилог

Далеко в Туманных горах. Глава 10

  
  Пикса проснулась от воробьиного гомона за окном и сразу узнала голос Пера. Но даже это не огорчило ее. И вообще, ничто на свете не могло теперь ее огорчить. Потому что Пикса была не одна.
  Уже второе утро она просыпалась с радостной мыслью о том. Что она больше не одна, что у нее есть замечательный, добрый и ласковый друг - у нее есть Мопся. И от этой мысли ей сразу становилось весело и спокойно. Ведь когда у тебя кто-то есть, с ним уже ничего не страшно. Даже если и вправду какие-то чудища нагрянули в долину.
  Ох!
  Пикса вскочила с кровати и подбежала к окну. Как она могла забыть! Вчера по долине ходили такие страшные новости. Правда, новости эти принес завирала Пер, но не мог же он абсолютно все выдумать.
  Пикса распахнула окно и увидела Мопсю. Олень сидел под яблоней и грустно смотрел на стаю воробьев, скакавшую по деревьям и голосившую на все лады. Впереди всех, просто круглый от распиравшей его важности, восседал Пер
  - Это была колоссальная картина, достойная кисти художника, - говорил он Мопсе, - пылающие, словно факелы возмездия, огромные глаза и враги, обращенные в бегство! Я видел это, и я этого не забуду! Он был неподражаем! Я сделал все, что мог, чтобы помочь ему, и я горд! Я выполнил свой долг!
  - О чем это вы, господин Пер? - удивленно спросила Пикса.
  Олень тут же встал и подошел к окну. Взмахнув пару раз длинными ресницами он нежно прошептал: "Доброе утро, Пиксочка".
  - Доброе утро, дружочек, - улыбнулась ему Пикса.
  Пер покинул свою горластую компанию и важно расселся на подоконнике перед новой аудиторией.
  - Это действительно доброе утро, соседка, - начал он проникновенным голосом, ибо, о чудо! Чудо! Вчерашние мерзкие твари, посягнувшие на покой нашей долины, обращены в бегство и покинули наш прекрасный край. Слава дядюшке Укконену! - завопил воробей и тут же осип.
  Пикса в изумлении всплеснула лапами.
  - Неужели он прогнал их!
  И глаза ее, вспыхнувшие мечтательным огнем, обратились к самому таинственному дому долины.
  - О, да, - хрипло продолжал Пер, - он это сделал. С моей скромной помощью, но моя роль так ничтожна... И все же, все же. Ведь он принял мое обличье, обличье гигантского воробья с огненными глазами. Я позировал ему - ночью, в глуши, среди врагов! И я могу гордиться.
  - Да, да, конечно, - невнятно пробормотала Пикса, - мы все должны гордится, что живем рядом с таким существом.
  Она отошла от окна и несколько раз взволнованно прошлась по комнате.
  - Но неужели про его подвиг никто не знает! - воскликнула она, повернувшись к Перу и протягивая лапы.
  - Да что вы, соседка! - От обиды воробей даже обрел голос. - Что это вы такое говорите, никто не знает. Да вы просто не представляете, какой праздник готовится по этому поводу. Да в нашей лавке уже готовят угощение на всех и абсолютно бесплатно! Все достают свои самые лучшие наряды , а древесные феи собираются украсить все деревья в долине. Лично я собираюсь петь в праздничном концерте.
  - Замечательно! - от восторга Пикса даже немного потанцевала по комнате. - Ах, Мопся, но надо же и нам что-то сделать. А, знаю, знаю! Я напишу ему поздравительную речь, и ее торжественно зачитают на празднике.
  - Неплохая идея, - солидно кивнул Пер.
  - Ну конечно, - грустно вздохнул Мопся и отошел от окна.
  Вот уже второй день он только тем и занимался, что выслушивал восторженные рассказы о дядюшке Укконене. Он уже знал, что дядюшка Укконен - бывалый моряк, замечательный рассказчик и певец. А вот теперь, ко всему прочему, он был и спасителем всей долины. Ах, бедный Мопся, у него-то не было таких достоинств. И все его попытки поговорить с Пиксой о ней - Пиксе - и о нем - Мопсе - кончались неудачей. Очень это было грустно и неприятно.
  Мопся ушел на травяную лужайку и разлегся среди колокольчиков. Здесь, в прозрачной тени от яблони он начал сочинять стихи для Пиксы. "Уж этого-то, - думал олень, - уж этого-то дядюшка Укконен наверняка не додумается сделать".
  А Пикса уселась за стол с пером в лапах. Но как трудно оказалось сосредоточиться. В голове у нее вертелось сразу столько торжественных фраз, что она просто не знала, с какой начать. И к тому же молодым зеленым веточкам, выросшим на ножках ее стола, вдруг очень захотелось пощекотать ее пятки.
  Не надо удивляться. В доме у Пиксы всегда что-нибудь росло. Такой уж у нее был характер. Самый лучший в долине садик окружал ее дом, а вся мебель в доме так и норовила расцвести. А однажды ночью он так и поступил, так что утром соседям пришлось вырубать Пиксу из постели.
  Пикса сидела за столом, отгоняла ногами вредные веточки и думала. За этим серьезным занятием она даже не заметила, как скрипнула дверь и в комнату вошла кошка дядюшки Укконена.
  Марта постояла немного на пороге, а потом робко кашлянула. Пикса подняла голову.
  - Ах, Марта! - радостно воскликнула она, и тут же увидела печально обвисшие усы кошки, - Что-то случилось, деточка? Что-то с твоим хозяином?
  - Он уплыл, - тихо и грустно ответила Марта.
  - Как уплыл! - всполошилась Пикса.
  Проведя кошку в дом и усадив на кровать, она сама села рядом и взволнованно сжала лапы Марты.
  - Что ты говоришь, деточка? А праздник?! Разве он не прогнал чудовищ из нашей долины?
  - Прогнать-то прогнал, - вздохнула Марта, а теперь вот и сам поплыл следом за ними. И с ним еще малявка и эльф, а меня не взяли. А эта противная девчонка тоже сбежала, и я не знаю, где ее искать.
  Марта жалобно всхлипнула.
  - Ну, так надо плыть за ним! - воскликнула Пикса, и сама испугалась того, что сказала.
  Глаза кошки дядюшки Укконена вспыхнули, словно она только и ждала, чтобы кто-нибудь предложил ей это.
  - Я и сама думал, - прошептала она, - но одной так страшно, а с тобой я ничего не испугаюсь.
  Пикса растерялась. Конечно, хорошо мечтать о дальних дорогах и великих открытиях в уютном домике у реки, а вот когда надо встать и идти... Да еще так сразу... Пикса была большой домоседкой и никуда не уходила из долины дальше излучины реки. И вдруг... Ах, как ей стало страшно. Ведь вокруг будет лес, горы, или вода. Одна вода. Пикса не умела плавать. "Но зато, может быть, я увижу его!" И эта мысль решила все. И, кроме того, Марта на нее надеялась. Ах, как это важно, чтобы кто-то на тебя надеялся. Когда знаешь, как ждут твоей помощи друзья, иногда совершаешь такое, о чем побоялся бы думать, если бы был один.
  Пикса кинулась собирать вещи. От волнения она так спешила, что совсем не соображала, что укладывает в чемодан. Праздничные платья и домашнее тапочки, кофейник и вечная ручка, новые босоножки и лыжные крепления - все вперемешку заполнило довольно объемистое нутро чемодана.
  - Пикса, Пикса, - пыталась остановить ее Марта, - ну, зачем столько вещей, зачем ты берешь пижаму?
  - Но ведь мы идем не на один день. Надо будет спать.
  - В пижаме под елкой, - грустно улыбнулась кошка дядюшки Укконена, - лучше возьми спортивные штаны. И зачем ты берешь такой большой чемодан? Нам его не унести.
  - Действительно, - растерялась Пикса, этот чемодан мне никогда не приходилось таскать, но он очень тяжелый. А что же делать?
  - У меня есть рюкзак, - ответила Марта, - возьмем еду и немного теплой одежды. Вот только...
  - Что?
  - А куда мы пойдем?
  Пикса с Мартой опять сели рядышком на кровать и взялись за лапы.
  - А дядюшка Укконен куда пошел? - спросила Пикса.
  - Он не пошел, он уплыл, - вздохнула Марта, - Уплыл на своем плоту, и больше плота у него нет. А куда он уплыл, я не знаю.
  И тут Пикса торжественно прошептала.
  - Чайки!
  Они изумленно посмотрели друг другу в глаз и радостно обнялись.
  - Ну конечно! - воскликнула Марта, - Они ведь увидят, куда поплывет плот. А мы у них узнаем. Главное, это добраться до моря. А теперь ты собери самые нужные вещи, а я пойду за рюкзаком.
  Когда Марта вернулась, стопочка вещей, которые Пикса собиралась взять в дорогу, значительно уменьшилась. Они быстро запихали их в рюкзак, сунули туда еще старое шерстяное одеяло и немного продуктов, и совсем уже собрались идти, как вдруг в окно заглянула грустная, красивая мордочка Мопси.
  - Пиксочка, - нежно позвал он и, расплывшись в улыбке, медленно напевно продекламировал:
  
  О, Пикса, милая моя,
  Цветешь, как роза ты в саду,
  Как ждет березка соловья,
  Так встреч с тобой давно я жду.
  
  - Ах, как мило, - пробормотала Пикса, беспомощно оглядываясь на Марту.
  - Да, очень мило, - подтвердила кошка дядюшки Укконена, а теперь, Мопся, извини, нам надо идти.
  - Вы на прогулку, - взмахнул ресницами Мопся. - Я пойду с вами.
  - Не стоит, дружочек, потерянно качнула головой Пикса, - мы, может, не скоро вернемся.
  - Ты меня прогоняешь, - всепонимающе кивнул олень, - ну, что ж, я понимаю, я ведь не он, куда мне...
  Мопся печально повел головой в сторону дома дядюшки Укконена.
  - Да нет, что ты, - поспешила утешить его Пикса.
  - А если нет... - тут взгляд оленя упал на рюкзак, - я понесу ваши вещи! Ведь они, наверное, тяжелые.
  - Ну, что ж, - вздохнула Марта, - от тебя не отделаешься. Пойдем, только не плачь потом.
  - О, добрые, прекрасные, милые! - радостно воскликнул Мопся, - О, как я вам благодарен. Пиксочка, с тобой, хоть на край света!
  Пикса с Мартой вышли из домика. Мопся подцепил на себя рюкзак, и все втроем они поспешно зашагали вдоль реки к холмам.
  На краю долины у ракитового куста их остановил Пер.
  - Уважаемые соседи, - воробья просто распирало от собственной важности, - В такой ответственный день, когда все заняты подготовкой к празднику, вы уходите из долины?
  - А мы... идем за цветами для праздника, - нашлась Марта, - тут, недалеко, в лес на холмы.
  - Ага, - покивал воробей, - Это очень хорошо. Не задерживайтесь там.
  Некоторое время он еще провожал рассеянным взглядом три фигурки, удалявшиеся в сторону Лесных холмов, а потом переключился на налетевших воробьев - всем надо было все объяснить, всем раздать задания, столько мороки...
  - А эти куда ушли? - спросил Пера один молодой воробей.
  - Ах, эти? - рассеянно сказал Пер, еще раз бросив взгляд на троих зверей с рюкзаком, уже почти незаметных на фоне холма, - Этих я послал в лес за цветами, надеюсь, они не опоздают...